Конфликт в Ливии сигнализирует об окончании расширения НАТО на восток и начале новой кампании - по завоеванию богатого нефтью мусульманского юга, заявил российский представитель при Североатлантическом альянсе.

«Для нас война в Ливии, которую вела западная коалиция, была совершенно новым событием, новым элементом, который еще должен быть проанализирован», - заявил EUobserver представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин в интервью в четверг (1 сентября), когда антикаддафиевская коалиция встречалась в Париже, празднуя свою победу.

«Война была конечной стадией расширения НАТО на восток. С этого момента НАТО будет расширяться на своих южных границах, будет проецировать свои усилия на юг, по направлению к традиционным исламским обществам», - объяснил он.

«По моему мнению, это не официальное мнение моей страны, это была нефтяная война», - добавил он.

«Запад не смог обеспечить экономический ответ на финансовый кризис, и теперь они пытаются наводнить свои экономики дешевыми углеводородами… Что заставляет все эти министерства в Европе столь охотно тратить такие большие деньги на новую военную кампанию? Просто ради того, чтобы помочь ливийскому народу? Если вы будете это утверждать, я просто посмеюсь».

Рогозин предсказывает, что Ливия - это только «первая» страна в регионе, которая столкнулась с тем, что он назвал «новым крестовым походом».

Он отметил, что Россия не поддержит разработанную Европейским Союзом резолюцию Совета Безопасности ООН в отношении Сирии, чтобы НАТО не воспользовалась ею для начала новой войны, на этот раз с президентом Башаром Асадом.

«Сейчас мы не можем доверять НАТО. Мы не можем быть уверены, что после того, как аналогичную ливийской резолюцию примут по Сирии, они не выйдут точно так же за ее рамки, и натовские бомбы не начнут лететь на Дамаск».

Он сказал, что Россия «рада тому», что НАТО отвернулась в своем внимании от бывших советских стран и обратила взор на юг.

Но он прогнозирует, что подобное развитие событий будет способствовать росту антизападного мусульманского радикализма на Ближнем Востоке и внутри Европы. Он также озвучил опасения по поводу того, что считает попыткой НАТО взять на себя функции ООН в плане мирового управления.

«На первой стадии НАТО попытается стать равной ООН в процессе принятия решений, а на более поздней стадии захочет даже превосходить ООН… НАТО это группа из 28 стран, и некоторые из них выйдут из этой консолидации, да и сам альянс останется просто как фон для этого процесса».

Рогозин выступил в защиту роли самой России в Ливии, заявив, что она пыталась действовать как честный посредник между Каддафи и повстанцами, и признала лидеров мятежников, Переходный национальный совет (ПНС) 1 сентября, только тогда, когда война закончилась.

Но он обвинил Запад в «нигилизме» и «нарушении» резолюции ООН номер 1973, которая санкционировала создание бесполетной зоны и защиту мирных граждан, но не давала НАТО права развязывать войну против Каддафи или снабжать мятежников оружием.

От себя лично он также обвинил генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена (Anders Fogh Rasmussen) в том, что он лгал относительно жертв среди мирного населения.

Говоря о натовском воздушном ударе по ливийскому городу Маджер 8 августа, он сказал, что есть четкие свидетельства того, что десятки мирных граждан, включая женщин и детей, были тогда убиты.

Российский представитель написал письмо Расмуссену после этого с требованием разъяснений.

«Я не получил ответа от генерального секретаря. Вместо этого он выпустил заявление, в котором сказал, что НАТО осуществила такое-то и такое-то число самолетовылетов, и отметил, что жертв среди мирного населения в Ливии не было… Мы были шокированы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.