В какой-то момент в ближайшие дни ливийские повстанцы, как ожидается, преодолеют сопротивление последних «островков» прокаддафиевских сил и провозгласят завершение конфликта, который длился семь месяцев и стоил тысячи жизней. И это станет сигналом для переходного правительства страны, что уже можно объявить о победе и приступить к выполнению сложной и проблематичной задаче превращения Ливии в современное демократическое государство.

Подробности по теме: Джабриль намерен покинуть свой пост после «освобождения» Ливии (ВИДЕО)

Лидеры Переходного национального совета (ПНС) Ливии, эклектичного сборища оппозиционных групп, которые возглавили кампанию за свержение режима полковника Муамара Каддафи, по сути, управляюют страной с той поры, когда Каддафи и его окружение бежали из столицы, Триполи, в конце августа. Но они разумно воздерживались от провозглашения победы до тех пор, пока последние останки лояльных Каддафи сил не будут повержены. Только тогда они приступят к установлению рамок для первых по-настоящему демократических выборов в истории страны, которые будут вскоре проведены.

Впечатляющая сдержанность, которую демонстрируют оппозиционные силы, резко контрастирует с подходом, принятым Дэвидом Кэмероном и другими категорическими сторонниками военной интервенции Британии в Ливии в составе кабинета министров. После того, как они вступили в серьезную игру в марте, направив британский контингент решать конфликт, чей успешный исход был далек от гарантирования, в Уайтхолле наблюдается ощутимое чувство облегчения, что режима Каддафи больше не существует.

Г-н Кэмерон и Уильям Хэйг (William Hague), министр иностранных дел, уже осуществили свой триумфальный визит в «освобожденный» Триполи, где их чествовали благодарные повстанцы, которые своим успехом во многом обязаны храбрости и опыту королевских ВВС Великобритании и других сил НАТО, которые поддерживали их кампанию по свержению ливийского диктатора. Г-н Кэмерон также сделал акцент на критике «кабинетных генералов», которые выступали против безумства вооруженного вмешательства в поддержку повстанческого движения, когда столь мало было известно о его конечных целях.

Западные «спасители» в Триполи (ФОТО)

Накануне г-н Хэйг оптимистично высказался относительно будущих перспектив Ливии, когда повстанцы официально провозгласят страну освобожденной от 32-летней диктатуры Каддафи (так в тексте, на самом деле Каддафи правил более 40 лет - прим. перев.) и создадут временную администрацию. Очевидно, что Великобритания и другие союзники по НАТО хотели бы видеть в Ливии светское, прозападное, демократическое правительство, которое возникнет на руинах авторитарного государства Каддафи.

Принимая во внимание хорошо зафиксированные расхождения между самими повстанцами, в числе которых есть группы, активно выступающие за создание исламского государства, против желаний более светски ориентированного большинства, эта перспектива представляется решительно и бесспорно оптимистичной. Но восприятие, согласно которому наградой Великобритании за поддержку мятежников будет появление ливийского правительства, благожелательно настроенного по отношению к Лондону, очень напоминает тот наивный и чрезмерно оптимистичный взгляд, который был у правительства по отношению ко всей ливийской авантюре.

Главный вопрос: Чем все закончится в Ливии? (ВИДЕО)

Как похвастался мне недавно один высокопоставленный тори, реальность ливийской кампании далека от «военного и политического триумфа» и заключается в том, что правительству просто очень повезло, и будет очень безрассудно пытаться использовать натовскую военную интервенцию в Ливии в качестве образца для будущих действий против других государств-изгоев.

Последние события в Триполи заставляют предполагать, что Ливии еще далеко до истории политического успеха. Тот факт, что даже в условиях, когда бои скоро закончатся, Каддафи и некоторые из его сыновей остаются на свободе, заставляет предполагать, что новой ливийской администрации будет нелегко решать проблему демократических реформ. Расчет Каддафи заключается в том, что в какой-то момент в ближайшем будущем Запад утратит интерес к повстанцам, особенно если они откажутся соблюдать даже самые элементарные требования международного законодательства.

Подробности: Повстанцы никак не определятся, арестовали ли они сына Каддафи

В ходе конфликта Эндрю Митчелл (Andrew Mitchell), министр по вопросам международного развития, предупреждал, что наипервейшим приоритетом британского правительства в посткаддафиевской Ливии должна стать задача не дать повстанцам осуществлять акты возмездия в отношении лояльных Каддафи сил. Но к предупреждениям власти Британии оказались глухи. В отчете, опубликованном на прошлой неделе правозащитной организацией Amnesty International, говорится, что у организации есть свидетельства пыток и плохого обращения с тысячами прокаддафиевских бойцов, задержанных в последние месяцы.

Еще более гнетущим и удручающим являются антагонистичные отношения некоторых членов ПНС, которые они продемонстрировали по отношению к Великобритании с момента своего прихода к власти. Призывы к содействию по различным двусторонним вопросам, таким как привлечение к суду убийцы британской полицейской Ивонн Флетчер (Yvonne Fletcher) и возвращение в тюрьму организатора взрыва над Локерби Абдельбасета аль-Меграхи (Abdelbaset al-Megrahi) натолкнулись на категорический отказ со стороны ПНС. Вместо того, чтобы предложить сотрудничество по вопросам международного терроризма, Абдул Хаким Бельхади (Abdul Hakim Belhadj), глава триполийского ополчения ПНС и бывший исламистский боевик, угрожает подать иск против МИ-6 по обвинению в том, что офицеры британской разведки участвовали в сговоре, в рамках которого его пытали сторонники Каддафи. Вот и спасибо за помощь повстанцам в завоевании власти.

Ну и утверждение г-на Кэмерона о том, что собственно военная кампания была очень успешной, не вполне выдерживает критику. Британские вооруженные силы, это правда, вели себя со свойственными им самоотверженностью и мастерством, особенно Королевские ВВС. Но их вклад также требовал значительной степени изобретательности и находчивости, так как последние радикальные сокращения оборонного бюджета означали, что они были серьезно ограничены в тех непосредственно военных возможностях, которые могли использовать на месте событий.

Отсутствие авианосца, ресурса, который позволили себе с пользой разместить в районе событий французы, итальянцы и американцы, означало, что Королевским ВВС приходится осуществлять долгие миссии по бомбардировкам, вылетая с аэродромов Великобритании или Италии. Помимо того, что это стоит в 10 раз дороже, чем боевые миссии, при которых самолеты взлетают с бортов авианосцев, такие миссии привели к огромной напряженности и необходимости сосредоточения всех ресурсов Королевских ВВС, как в плане организации самих полетов, так и в отношении пилотов, которые их осуществляли. Это спорный вопрос, как долго еще Королевские ВВС - на долю которых пришлась примерно пятая часть всех боевых миссий истребителей НАТО - могли продолжать поддерживать интенсивную кампанию по бомбардировке, если бы режим Каддафи любезно не рухнул в августе.

Еще по теме: Некоторые считают, что ливийская операция стала провалом дня НАТО

Но самой большой проблемой для военных усилий стало нежелание многих стран-членов НАТО вносить значимый, ощутимый вклад в военную кампанию. Из 28 стран-членов альянса НАТО только полдюжины были готовы предоставить свои силы для боевых операций, что означало, что львиную долю миссий по бомбардировке объектов режима Каддафи пришлось осуществлять британским и французским боевым самолетам.

Натовский «невыход» был в значительной степени вызван той бесцеремонной и непринужденной интерпретацией резолюции ООН номер 1973 (принятой Совбезом в марте для предотвращения гуманитарной катастрофы в Бенгази, где силы Каддафи угрожали устроить резню в отношении протестовавших), которую продемонстрировали британское и французское правительства. Но при том, что имело место общее согласие с тем, что НАТО должно предотвратить новую резню по типу Сребреницы, только в Северной Африке, наблюдалось значительно меньше поддержки политики смены режима, которую исповедовали г-н Кэмерон и французский президент Николя Саркози. В результате большинство стран НАТО отказались предоставить свои силы для боевых операций в Ливии, ну и соответственно это должно обернуться последствиями для всех будущих операций НАТО, как и для способности Запада в целом вступать в борьбу с другими государствами-изгоями, такими как Сирия.

Практически не приходится говорить о какой-то существенной разнице между жестокостью методов, используемых сирийским президентом Башаром Асадом для подавления протестов против режима, и теми методами, которые использовали бойцы Каддафи в начале года. Но благодаря г-дам Кэмерону и Саркози, которые выбрали именно такой способ ложной интерпретации резолюции ООН по Ливии, который они выбрали, сейчас оказывается невозможным добиться аналогичной резолюции по Сирии.

Подробности: Сирийцы – жертвы войны в Ливии

Во время решения вопросы о Ливии Россию и Китай убедили воздержаться при голосовании в Совете Безопасности, заверив их в том, что миссия НАТО ограничится гуманитарной интервенцией. Логично, что они чувствуют себя обманутыми, и отказываются поддерживать любую резолюцию по Сирии, и в результате сейчас сирийский народ платит цену за глупое ливийское предприятие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.