Так ли уж трудно осознать, что то, что некогда было истинным, все меньше и меньше соответствует действительности? Так ли уж невозможно принять тот факт, что люди меняются, а политические течения меняют направление в зависимости от ситуации? Всего этого не должно было быть, так как подобных случаев история насчитывает более чем достаточно, однако результаты тунисских выборов вызвали к жизни те же споры и продемонстрировали то же неприятие реальности, что и советская перестройка в свое время.  

Большинство советологов были убеждены, что цель начатых Михаилом Горбачевым реформ заключалась в «спасении коммунизма» и «разоружении Запада», тогда как сегодня множество людей точно также уверены, что тунисские (а завтра и египетские) исламисты руководствуются «скрытыми планами» и будут еще опаснее под прикрытием демократии, чем под зеленым знаменем джихада. «Нельзя быть умеренным исламистом, как нельзя быть умеренным фанатиком», - поговаривают сегодня, как говорили раньше, что «от коммунизма не отказываются». Тем не менее, как всем нам прекрасно известно, от него отказались, а исламисты очутились в том же тупике, перед той же стеной и той же необходимостью в переменах, что и советское руководство четверть века назад.

Видео: Тунис опробует исламскую демократию

В 1985 году, когда исчерпавшая все резервы дряхлых стариков кремлевская геронтократия вручила Михаилу Горбачеву бразды правления, тот оказался во главе стремительно приходящей в упадок страны. Полки продуктовых магазинов были пусты. Компьютерная революция прошла мимо. Рональд Рейган оказался в выгодной позиции, чтобы заставить Кремль поверить, что США в скором времени преодолеют ядерный баланс с помощью системы противоракетной обороны. Одним словом, все шло наперекосяк на «родине социализма», которая к тому же оттолкнула от себя страны третьего мира, завязнув в Афганистане (он стал для нее настоящим мусульманским Вьетнамом) и безуспешно пыталась навести порядок в Польше.  

То есть настоящая проблема не в том, являлся ли Михаил Горбачев истинным демократом или нет. С политической точки зрения вопрос его «искренности» совершенно несостоятелен из-за уверенности, что его страна не сможет справиться с ситуацией малой кровью и что демократизация и связанный с ней плюрализм ведут к постепенному отходу от советских принципов.

Еще по теме: неудобный вопрос к нашим тунисским друзьям

Продолжение всем нам прекрасно известно. Что же касается исламистов, их положение уже давно ничуть не лучше, чем в свое время у СССР. Зародившийся в Египте в 1920 годах политический ислам опирался в первую очередь на стремление вывести ислам из упадка и вернуть ему его религиозную основу, что означало отказ от предложенных Западом коммунистической и демократической моделей. 

Такое изначально ненасильственное движение столкнулось с колониальными репрессиями, а затем с засильем прозападных или просоветских диктатур, которые приняли эстафету у Великобритании и Франции. Двигаясь между тюрьмами и подпольем, оно распространилось по всему арабскому миру, но практически не проявляло себя до того, как шииты из персидской, а не арабской страны установили теократию в Иране, как советских солдат вытеснили из Афганистана интернациональные мусульманские бригады с американскими ПЗРК в руках, и как «Аль-Каида» уничтожила небоскребы в Нью-Йорке.

Таким образом, исламизм сдвинулся в сторону джихада и принес с собой неподдельную веру в священную войну. Так он стал одной из ведущих сил, однако момент триумфа оказался кратким, так как варварство джихадистов в итоге оттолкнуло от них сторонников, суннитские исламисты и шиитская теократия начали борьбу за контроль над Ближним Востоком, а в арабском мире зародилось новое поколение, поколение демократии, которое стало движущей силой «весны» и грозило оттеснить исламистов в тень.  

У исламизма больше не было выбора. Единственным вариантом для него было вступить в предвыборную борьбу, и ему удалось добиться результатов, воспользовавшись раздробленностью светских сил и тем же приемом, что сработал в Турции: речь идет об образовании «консервативных исламских» партий, принятии демократии и привлечении наиболее скромных и традиционалистски настроенных представителей среднего класса.

Еще по теме: Горбачев сожалеет об ошибках перестройки

Пережитые неудачи и демократические революции не могли не повлиять на лицо исламизма: сегодня он стремится стать правой силой в арабском мире, доминирующей, религиозной, реакционной и ультралиберальной силой, которая скорее всего больше не вернется к джихаду, так как не хочет потерять достигнутое. Как и в случае Горбачева, главное - это не убедиться в искренности исламистов, а понять, движется ли вперед история. А она движется, как это было 25 лет назад в СССР.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.