<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:ES-TRAD;} @page Section1 {size:595.3pt 841.9pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:35.4pt; mso-footer-margin:35.4pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

Сообщения о неком «секретном» заводе по производству обогащённого урана в Иране превратились за последние дни прямо-таки в информационную бомбёжку, которую ведут некоторые западные средства массовой информации.

Тем не менее, жизнь всё расставляет по свои местам, и если трезво посмотреть на происходящее, то события вокруг Ирана и его ядерной программы предстанут совсем в ином свете.

Когда СМИ во всеуслышание объявили об «обнаружении» этого завода по обогащению урана, тотчас был запущен механизм с целью «подтвердить тезисы о намерениях Ирана производить атомное оружие». Последующие данные, которые уже столь широко не тиражировались в СМИ, не оставляют камня на камне от подобных утверждений.

Так называемые источники информации (доклады разведслужб) не конкретизируются, а при внимательном прочтении указанных документов мы увидим лишь «подозрения, а отнюдь не реальные свидетельства» обвинений.
Более того, если принять во внимание, что в прошлом подобные документы уже использовались для всякого рода подтасовок и передёргиваний, то вышеприведённые гипотезы не выдержат и малейшей критики.

Более того, само иранское правительство, во исполнение действующих международных требований, связанных с запуском такого рода объектов, направило Международному Агентству по  Ядерной Энергии (МАГАТЭ) письмо, сообщавшее о существовании данного завода. Иран также разрешил инспекторам МАГАТЭ удостовериться на месте, что данная страна не занимается разработкой ядерного оружия.
Таким образом, действительность сильно отличается от заявлений. Существует немалое количество аналитических записок 16 разведывательных служб США, авторы которых признают, что Иран не производит ядерное оружие и не возобновлял его разработку.
Кроме того, Иран «соблюдает положения Договора о нераспространении ядерного оружия, публично взял на себя обязательство не производить ядерного оружия, является объектом пристального контроля со стороны МАГАТЭ и всего разведывательного сообщества США». В силу всего вышеизложенного просто невозможно держать в секрете программу по производству ядерного оружия.

Иранские руководители публично заявляли о своей готовности искать решение проблемы посредством «конструктивного и всеобъемлющего диалога»,  хотя при этом чётко давали понять, что будут отстаивать «право своей страны на развитие атомной отрасли».

В данной связи весьма интересным представляется термин «ядерная латентность» (nuclear latency), предложенный известным профессором и аналитиком Хуаном Коулем (Juan Cole) и известный также под названием «японский выбор», поскольку по своей экономической мощи и уровню научно-технического развития Страна Восходящего Солнца вполне может произвести атомное оружие за короткие сроки, как только на это будет соответствующе решение правительства. В соответствии с этой теорией, Иран попытается перевести ядерный вопрос именно в состояние «латентности», то есть готовности в любой момент перепрофилировать мирный атом на не совсем мирный. Благодаря этому одним выстрелом можно убить двух зайцев. В Иране прекрасно понимают, что запасы нефти в один прекрасный день закончатся, и вот тогда ряд стран попадут в энергетическую зависмость от Исламской Республики. С другой стороны, имея возможность в любой момент создать атомное оружие, Тегеран удержит некоторые страны от соблазна нанести удар.

Как метко заметил профессор Коуль, данное положение «даёт все преимущества наличия атомного оружия, но  при этом не влечёт за собой неприятных последствий реального обладания им». Не следует забывать, что данное положение не  входит в противоречие с положениями Договора о нераспространении ядерного оружия, осложняя намерения США и их союзников, жаждущих сменить режим в Тегеране.

Геополитические интересы США являются ещё одной из составляющих сложной игры. Ни для кого не остались незамеченными попытки США поставить под свой контроль богатейшие запасы энергоносителей в регионе.

Вторжение в Ирак и последующая оккупация этой страны, а также попытки смены  режима в Тегеране наилучшим образом иллюстрируют цели Вашингтона в данном районе земного шара.

С некоторых пор советники Белого Дома и мощное сионистское лобби всячески добиваются от Обамы принятия жёстких мер в отношении Ирана. После провала попыток оппозиции добиться пересмотра результатов недавних президентских выборов в Иране эти круги изыскивают иные средства для достижения своих целей.

Решение о применении военной силы против Ирана выглядит не таким уж простым, поскольку анализ последствий нападения говорит о том, что оно лишь осложнит обстановку.

Военный удар вызовет решительную ответную реакцию иранского руководства, а последствия агрессии скажутся на всём регионе (Ормузский пролив, Ирак, Афганистан и даже Аравийский полуостров, где шиитское меньшинство играет немалую роль. Не будем также забывать про Ливан и городское население арабского мира).

В случае применения политики эмбарго и санкций, направленных на создание экономических сложностей и социальной напряжённости в Иране, не следует забывать о том, что в первую очередь от её последствий пострадает гражданское население. Ярким примером является соседний Ирак, в отношении которого подобные меры применялись в 1991 и 2003 гг. В этой стране за указанный период от нехватки продовольствия, питьевой воды и болезней погибло более одного миллиона человек, среди них много детей.

Двойные стандарты просматриваются и здесь. Весь мутный поток лжи и обвинений против Ирана и якобы осуществялемой им программы создания атомного оружия выглядит особенно отвратительным на фоне молчания, которое те же самые СМИ хранят в отношении Израиля или других союзников США, например Индии или Пакистана.

В настоящее время Израиль располагает 200 ядерными боезарядами, не допускает на свою территорию инспекторов МАГАТЭ и не поставил свою подпись под Договором о нераспространении ядерного оружия (также как Индия и Пакистан). Кроме того, Израиль вторгся и оккупировал соседние страны (чего Иран в современную эпоху не делал) и проводит политику геноцида в отношении палестинского населения. И несмотря на всё это, США и их западные союзники предпочитают хранить молчание и продолжать поддерживать эти государства, что в конце концов даёт им ощущение безнаказанности и только подстёгивает агрессивность.

Информационная война против Ирана преследует в конечном итоге цель оказать давление на администрацию Обамы, чтобы она привела свою политику в соответствии с устремлениями американских «ястребов» и их сионистских союзников. В этом контексте интересно вновь проанализировать содержание прошедших на днях в Женеве переговоров между Ираном и группой международных посредников (США, Россия, Китай, Франция, Великобритания и Германия). В этом швейцарском городе, помимо двусторонней ирано-американской встречи, было достигнуто принципиальное соглашение, основывающееся на двух пунктах: Во-первых, Тегеран разрешает инспекторам МАГАТЭ посетить завод по обогащению урана в окрестностях города Кум; во-вторых, Россия и Франция берут на себя производство обогащённого урана для медицинских нужд Ирана.

Как отметили иранские представители, подобные соглашения должны подкрепляться «взаимным уважением», а не диктатом отдельным участников. Открытие нового фронта военных действий приведёт лишь к страданиям иранского народа и будет иметь весьма отрицательные последствия для остального мира.

Таким образом, поиск согласованных решений за столом переговоров является идеальной формулой для этой и других подобных мировых проблем.