Поскольку вы вряд ли являетесь постоянными читателями коммерческого издания Nucleonics Week, позвольте мне вкратце изложить содержание статьи, появившейся в его номере от 8 октября. В ней сообщается, что в иранских запасах слабообогащенного урана, который может стать сырьем для изготовления ядерной бомбы, по всей видимости, имеются определенные "примеси", которые способны "вывести из строя центрифуги", если иранцы попытаются создать оружейный уран.

А вот это интересно. Тот прорыв на переговорах, который был достигнут 1 октября в Женеве, когда Тегеран согласился отправить большую часть своих запасов слабообогащенного урана в количестве 1500 килограммов за рубеж для дальнейшего обогащения, может оказаться и не прорывом вовсе. Не исключено, что у Ирана просто нет выбора, и он вынужден прибегнуть к иностранной помощи в обогащении, потому что  его собственные центрифуги сделать это неспособны.

"Эти примеси, представляющие собой некие фтористые соединения, мешают процессу обогащения на центрифугах" иранского предприятия в Натанзе, сообщил корреспондент Nucleonics Week в Бонне Марк Хиббс (Mark Hibbs).

Мне кажется, это сногсшибательная новость. Если сообщение Nucleonics Week соответствует действительности (а эксперты пока не определились, насколько серьезна эта проблема с примесями), то иранская ядерная программа находится в гораздо худшем состоянии, чем считает большинство аналитиков. То загрязнённое ядерное топливо, которое произвел на сегодняшний день Иран, может оказаться непригодным для изготовления ядерного оружия. А чтобы произвести достаточное количество топлива для бомбы, Ирану, возможно, придется начать все сначала, дабы на сей раз не допустить появления примесей.

Надо все-таки отдать должное иранцам, которые извлекли максимум пользы из такой проигрышной ситуации. Тем предложением, что было выдвинуто в Женеве, они заставили Запад дать согласие на очистку от примесей ядерного топлива, которое в противном случае могло сгодиться только для производства атомной энергии гражданского назначения, что, согласно заявлениям Ирана, является его единственной целью.

"Это большая наглость со стороны  Ирана - представлять в качестве уступки свое согласие на международное содействие в получении ядерного топлива", - отмечает директор программы нераспространения из Фонда Карнеги за международный мир Джордж Перкович (George Perkovich).

Предварительная договоренность от 1 октября получила положительные оценки, поскольку Иран пообещал отправлять свой слабообогащенный уран с концентрацией в 3,5 процента в Россию, где будет осуществляться его дальнейшее обогащение до уровня концентрации в 19,75 процента. Такой уран можно будет использовать в качестве  топлива в исследовательском реакторе в Тегеране, на котором производятся медицинские изотопы. Согласно предварительной женевской договоренности, Франция предложила изготавливать на базе обогащенного урана кассеты тепловыделяющих элементов.

"Потенциальная выгода от такого плана, если он будет реализован, состоит в том, что запасы иранского слабообогащенного урана существенно уменьшатся. А ведь именно эти запасы вызывали обеспокоенность на Ближнем Востоке и в других странах". Эти слова высокопоставленного представителя США вызвали восторг у журналистов после завершения женевских переговоров. В понедельник в Вене должна состояться следующая встреча с Ираном, на которой планируется доработать детали.

Но погодите радоваться, господа переговорщики, давайте вернемся к технической стороне дела. "Если иранские запасы урана необходимо очищать перед вторичным обогащением … то это говорит о том, что негативный сценарий развития событий в Иране не может представлять угрозу в ближайшем будущем, - пишет Хиббс, - дело в том, что вторичное обогащение Ираном слабообогащенного в Натанзе урана без предварительной очистки может привести к выводу из строя используемых в производственном процессе центрифуг". В статье в Nucleonics Week пишется, что французская компания Areva "обладает технологиями переработки урана, а также оборудованием, на котором можно проводить очистку слабообогащенного иранского урана".

Во-первых, как вообще эти примеси могли попасть в урановое сырье? Вопрос интересный. Похоже, проблемы возникли на иранском предприятии в Исфахане, где необогащенный уран переводится в газообразное состояние, и в таком виде может обогащаться в центрифугах. Как сообщалось на страницах Nucleonics Week в 2005 году, на заводе в Исфахане не удалось полностью удалить молибден и прочие примеси.

А откуда появилось дефектное оборудование на исфаханском предприятии по переработке урана? Можно побиться об заклад, что иранцев этот вопрос волнует уже давно. Наверняка, они уже задаются вопросом о том, какие еще элементы их хваленой ядерной отрасли могут дать сбои.

Но и это еще не все. Для иранской паранойи есть и другие причины, скажем, утечка информации о секретном объекте по обогащению, который Иран зарыл под основанием горы на базе Стражей исламской революции возле Кума. Если Соединенным Штатам удалось узнать эту тайну, то что еще может знать "Большой Шайтан"?

И здесь можно подвести итог. Возможно, на ядерных часах Ирана остается больше времени, чем думают некоторые аналитики. Тот запас ядерного топлива, который с таким трудом создавали иранцы, может повредить их центрифуги, если они попытаются создать оружейный уран и ядерную бомбу. Сделка с Ираном по вопросу обогащения ядерного топлива за пределами страны имеет смысл при условии, что мировое сообщество сможет следить за тем, где и как это топливо используется, и вовремя узнавать, нет ли у Тегерана тайной заначки.