Ассоциация по контролю над вооружениями - это созданная в 1971 году негосударственная организация, которая способствует формированию понимания и поддержки в обществе для проведения эффективной политики в сфере контроля вооружений. Старший научный сотрудник этой ассоциации Грег Тильманн в среду 21 октября ответил в онлайновом режиме на вопросы, касающиеся проходящих в Вене переговоров между Ираном, США, Россией и Францией на тему договоренности, которая, если она будет утверждена лидерами этих государств, позволит отсрочить создание Тегераном ядерного оружия. У Ирана просто не будет такой возможности, поскольку по условиям сделки большая часть имеющегося у него обогащенного урана будет отправлена в Россию на переработку.

Грег Тильманн: Здравствуйте, это Грег Тильманн из Ассоциации по контролю над вооружениями. Наша беседа проходит в весьма удачный момент. Сегодня мы узнали, что находящиеся в Вене американская, российская и французская делегации приняли предложение МАГАТЭ по реализации в принципе соглашения от 1 октября между Ираном и шестеркой государств о дообогащении за пределами страны низкообогащенного иранского урана и изготовлении из него топливных сборок, которые затем будут использоваться в исследовательском реакторе в Тегеране для производства медицинских изотопов. Хотя данное соглашение должно быть еще утверждено в столицах указанных государств, похоже, что этот шаг по укреплению мер доверия оказался успешным.

Бостон, Массачусетс: Каким количеством слабообогащенного урана обладает в настоящее время  Иран, и как мы можем проверить это количество (сейчас и в будущем)? И еще один вопрос. Не оказываем ли мы иранцам услугу и помощь, обогащая их низкообогащенный уран до более высокого уровня концентрации (и делая это быстрее, чем смогли бы сделать они)? Или просто у Ирана не существует такой технической возможности, чтобы обогащенный по условиям соглашения для медицинских целей уран можно было обогатить до оружейной концентрации?

- Последняя цифра, которую мы получили от МАГАТЭ, была 1508 килограммов слабообогащенного урана. Это по состоянию на конец августа. У МАГАТЭ имеются надежные способы проверки того, сколько урана произведено, и оно хранит существующие запасы в опечатанном виде. Мы оказываем иранцам услугу и помощь в том плане, что они смогут продолжать эксплуатацию своего исследовательского реактора и производить медицинские изотопы. А если 80 процентов имеющихся в стране запасов урана будет вывезено оттуда на определенный срок, то Иран не сможет использовать их в незаконных (военных) целях. Насколько я понимаю, топливные сборки будут поставляться в Иран в металлической форме, и их невозможно будет превращать в газообразное состояние для производства высокообогащенного урана.

Тампа, Флорида: Существует ли, на ваш взгляд, такая возможность, что Иран, проявляющий на переговорах удивительную сговорчивость, внезапно разыграет израильскую карту? Я имею в виду следующее. Позднее, пойдя на определенные уступки , не может ли Иран внезапно потребовать, чтобы Израиль подписал договор о нераспространении ядерного оружия и согласился в определенной мере на инспекции своих ядерных объектов, как в случае с Ираном?


- Чем более сговорчив будет Иран на переговорах, тем больше ему придется соглашаться на открытость своей ядерной программы. В таком случае ему будет сложно переключить свои мощности на военные цели. Если сговорчивость станет нормой, то может возникнуть шанс для создания дополнительных препятствий на пути использования урана в военных целях. Конечно, это не лишает Иран возможности потребовать от Израиля пойти на такие же шаги. Но Тегеран едва ли будет ставить под угрозу свои политические и экономические выгоды, требуя от Израиля действий, на которые тот вряд ли согласится.

Вашингтон, округ Колумбия: Я понимаю, что президент до абсурда доверяет России, соглашаясь отказаться от противоракетного щита, но отправлять уран на обогащение в Россию? Ведь мы при Клинтоне потратили миллиарды, чтобы вывезти его оттуда. А в предложении французов есть смысл, пусть и минимальный.

- Прошлые администрации США (и республиканцы, и демократы) потратили большие средства на вывоз высокообогащенного урана со слабо защищенных объектов, в том числе, расположенных на территории бывшего Советского Союза. Была проделана очень важная работа для достижения американских целей в области нераспространения. Думаю, США могут доверять России, полагая, что она будет действовать в собственных интересах. А выполнение условий этой договоренности с Ираном послужит нашим общим интересам.

Вашингтон, округ Колумбия: Господин Тильманн, не слишком ли много шума по поводу статьи Игнатиуса в Washington Post от 16 июня "Заминка в ядерных планах Ирана?" Одна из идей статьи заключается в том, что у нас по Ирану в запасе может оказаться гораздо больше времени, чем мы думали раньше. Другая, более тревожная мысль состоит в том, что эта сделка, по которой Иран должен отправлять свое ядерное топливо для дообогащения за рубеж, позволит ему очищать уран от примесей, а затем продолжать процесс обогащения, когда обогащенное топливо будет ему возвращено. Таким образом, иранцы очень просто преодолеют препятствие, связанное с удалением примесей, и смогут спокойно создавать бомбу. Каково ваше мнение?

- Я не настолько компетентен, чтобы дать вам авторитетный ответ на этот вопрос из области ядерной физики. Насколько я понял из заявлений компетентных людей, Игнатиус переоценивает те проблемы с примесями, с которыми сталкиваются иранцы. У нас нет доказательств, что эта проблема "остановит шоу". В любом случае, возвращенное после обогащения топливо будет иметь такой вид, что использовать его для производства высокообогащенного урана будет очень непросто.

Бостон, Массачусетс: Вот что говорит Кесслер (журналист из Washington Post - прим. перев.): "Ключевой вопрос заключается в том, насколько быстро уран будет вывезен из Ирана. Как говорит большинство экспертов, если весь уран отправить одной партией до конца года, то Тегерану на восполнение запасов понадобится не менее года. Но если отправлять его будут несколькими партиями, то Иран сможет восполнять запасы ядерного топлива по мере его отправки".
Похоже, что соглашение это является временным решением проблемы и не снимает общую обеспокоенность по поводу иранских возможностей в сфере обогащения. Оно лишь снижает самые острые озабоченности относительно появления у Ирана ядерного оружия в ближайшее время. Если это так, то какой будет завершающая фаза в этой партии?

- Безусловно, соглашение от 1 октября это не конец партии. Скорее, это мера укрепления доверия на пути к эндшпилю. Но я вижу в нем нечто большее, чем "временное решение". Отодвинув сроки наиболее пессимистического сценария на много месяцев, мы получим необходимое время для поиска иных решений, не опасаясь увеличения иранских запасов слабообогащенного урана для их дальнейшего обогащения до уровня оружейной концентрации, которое он может начать, если вдруг решит выйти из режима безопасности МАГАТЭ. Отправка урана одной партией более предпочтительна, нежели разбивка на несколько партий, если мы хотим добиться наращивания мер доверия. Но и тот, и другой способ выгодны как для США, так и для МАГАТЭ.

Филадельфия, Пенсильвания:  А кто будет контролировать и следить за процессом отправки?

- Полагаю, что на всех этапах передачи этим будет заниматься МАГАТЭ.

Фэрфакс, Вирджиния: Вы в самом начале говорили, что переговоры велись между Ираном, США, Россией и Францией. А затем вы упомянули "шестерку государств". Какие еще страны участвуют в этом?

- В эту шестерку входят США, Франция, Россия, Британия, Китай, и Германия. Лишь первые три страны участвуют напрямую в переговорах с Ираном в рамках предложения об обогащении и топливных сборках, и лишь они участвовали в венских переговорах при посредничестве МАГАТЭ.

Александрия, Вирджиния: Насколько вероятно то, что страны, ратифицировавшие договор о нераспространении, выйдут из него (как это сделала Северная Корея) и начнут, либо возобновят ядерные испытания? Китай, например (учитывая то, что Индия и Пакистан стали ядерными державами)?

- К счастью, Северная Корея это случай не типичный, это единственная страна, ратифицировавшая ДНЯО, а затем вышедшая из него. Индия и Пакистан его не подписывали. В отличие от  Северной Кореи, Иран не выражает намерений выйти из него и публично заявляет, что применение ядерного оружия нелегитимно и безнравственно. Однако существуют другие страны, у которых может возникнуть негативная реакция, если появится ощущение, что не входящие в ДНЯО государства получили политические и экономические преимущества, решив стать обладателями ядерного оружия. Ратификация Соединенными Штатами уже подписанного нами Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний помогла бы в создании дополнительных барьеров на пути выхода этих государств из ДНЯО.

Принстон, Нью-Джерси: Расскажите, пожалуйста, какие существуют доказательства того, что Иран хочет создать ядерное оружие и делает это.

- Важно признать, что доказательства ядерных намерений Ирана на сегодня только косвенные. Согласно оценке американской разведки от 2007 года, у Ирана была многолетняя программа создания ядерного оружия, но он остановил ее осенью 2003 года. У Ирана также есть привычка не сообщать МАГАТЭ о своей деятельности в рамках якобы мирной программы освоения ядерной энергии. Естественно, это вызывает подозрения в том, что Тегеран намерен использовать технологии двойного назначения для создания ядерного оружия. Совсем недавно западные разведслужбы обнаружили возле города Кум подземный объект, по поводу  которого Иран лишь недавно проинформировал МАГАТЭ, заявив, что на нем проводится обогащение урана для мирных целей. Тегеран представил эту информацию намного позднее тех сроков, в которые он обязан информировать МАГАТЭ в рамках соглашения о гарантиях с этим агентством. США и ООН пытаются обеспечить более открытый доступ к иранским ядерным объектам и планам для того, чтобы обрести большую уверенность в наличии у Ирана исключительно мирных намерений в ядерной сфере.

- Спасибо вам за участие в дискуссии. Оставайтесь с нами, и в пятницу вы можете узнать новости о том, утверждены ли в столицах достигнутые сегодня договоренности по переработке низкообогащенного урана за пределами иранской территории.