Заключенное в среду предварительное соглашение, по которому Тегеран отправит около 75 процентов своего ядерного топлива на дообогащение в Россию, стало результатом почти трехдневных переговоров между высокопоставленными представителями США и Ирана. Состоявшаяся до этих переговоров октябрьская встреча американских и иранских официальных лиц в Женеве получила широкую огласку. Но она не является  беспрецедентной. Начиная с 1981 года представители двух государств спокойно встречаются в Гааге и рассматривают судебные иски на миллиарды долларов, появившиеся в связи с иранской революцией и последовавшим разрывом дипломатических отношений между двумя странами.

Эти встречи проводятся под эгидой Ирано-Американского трибунала по претензиям (Iran-U.S. Claims Tribunal), который был создан на основе алжирского соглашения, позволившего урегулировать кризис с заложниками в 1979 году. Трибунал этот проделал важную работу, но его польза для обеих сторон уже исчерпана. Кроме того, администрация Обамы может столкнуться с большим количеством международных правовых претензий, если трибунал отдаст Соединенным Штатам распоряжение о производстве крупных денежных выплат иранскому правительству.

Трибунал действует как суд. Иран и Соединенные Штаты представляют на рассмотрение свои иски, излагают свои аргументы и возражения перед девятью судьями: по три из них выделяются от каждой страны, а еще три назначаются по взаимной договоренности или нейтральной стороной. Слушания дел проходят в бывшей гостинице в жилом районе, и они дают возможность американским и иранским юристам и их командам напрямую говорить по целому комплексу вопросов.

Когда этот трибунал создавался в соответствии с алжирскими соглашениями, предполагалось, что он рассмотрит неудовлетворённые претензии и иски за несколько лет. Но трибунал трудится уже почти три десятилетия, и за это время он провел 300 с лишним слушаний дел и отдал более 20000 распоряжений. Трибунал принял 600 решений по урегулированию исков и претензий граждан двух стран, а также исков одного государства к другому. Сумма по решениям трибунала в пользу граждан и правительства США составляет 2,5 миллиарда долларов, а в пользу иранского государства примерно 1 миллиард. Трибунал продолжает работу по самым сложным делам и претензиям. Среди них споры, относящиеся к контрактам на продажу и обслуживание военной техники, изготовленной американскими компаниями для Ирана до 1979 года.

Ситуация давно уже осложняется из-за неизменно плохого поведения иранских властей. Иран более десяти лет тянет с переводом сотен миллионов долларов на счет, открытый для постановлений в пользу истцов из США. Он неоднократно подавал отводы судьям из третьих стран, которые принимали решения не в пользу иранских истцов. Иран даже выступал с осуждениями в адрес председателя верховного суда Голландии, который назначал состав трибунала, когда тот отверг его требование отстранить председателя трибунала, бывшего министра иностранных дел  Польши Кшиштофа Скубишевского (Krzysztof Skubiszewski). В прошлом году все три иранских судьи одновременно подали в отставку, объяснив свой поступок разногласиями с другими судьями.

Похоже, иранская стратегия заключается в выдавливании из трибунала судей из третьих стран и замене их теми судьями, которые больше по нраву Тегерану, а также в провоцировании американской администрации на чрезмерно острую реакцию. Пока Иран не добился ни того, ни другого. (А 83-летний Скубишевский, боровшийся с нацистским и коммунистическим гнетом, вряд ли поддастся угрозам и шантажу.)

В июле трибунал большинством голосов 5 к 4 отверг иранский иск на сумму 2,2 миллиарда долларов, которую Тегеран требовал в качестве  компенсации за заказанную шахом Мохаммедом Реза Пехлеви (Mohammad Reza Pahlavi) американскую военную технику. Правительство США запретило американским компаниям поставлять эту технику после кризиса с заложниками. Если бы трибунал отдал Вашингтону распоряжение о выплате Ирану хотя бы незначительной части того, что он хотел получить, администрации пришлось бы делать выбор: выполнять свои обязательства по алжирскому соглашению и платить миллионы долларов (или больше), государству, поддерживающему терроризм и тайно создающему заводы по обогащению урана, или проигнорировать решение международного суда.

Но администрации Обамы по-прежнему грозит опасность. Трибунал оставил двери открытыми, и Иран может повторно начать тяжбу по некоторым аспектам данного судебного спора. Кроме того, у Тегерана до сих пор имеются иски на миллиарды долларов по другим делам.

Администрация должна решить, какую позицию ей занять по отношению к трибуналу. По нормам международного права у нее есть достаточно оснований, чтобы приостановить участие США в работе этого органа по урегулированию споров, поскольку Иран прилагает усилия для его подрыва. Но нынешняя администрация подчеркивает свою приверженность нормам международного права, и заняв такую позицию, она рискует стать объектом международной критики и новых правовых претензий.

Заключенное в среду предварительное соглашение может дать дополнительное время для поиска дипломатического решения тупиковой проблемы, связанной с ядерными амбициями Ирана. Вместо того, чтобы надеяться на лучшее, администрации Обамы следует включить в перечень тем для обсуждения с Ираном вопрос о будущем трибунала и остающиеся взаимные претензии. Американские переговорщики могут выступить с предложением о роспуске трибунала, в рамках которого Тегеран откажется от своих претензий в обмен на то, что Соединенные Штаты оплатят работы по обогащению ядерного топлива за пределами Ирана. Вопросы дипломатической собственности двух стран, которые содержатся в представленных на рассмотрение трибунала исках, также можно будет решить, и это откроет путь к постепенному восстановлению дипломатических отношений.

Не делая ничего, администрация может потерять шанс на закрытие этого дипломатического спора. Она также может столкнуться с тем, что в будущем трибунал вынесет против США такие решения о компенсациях, которые Вашингтон будет обязан выполнять на основании закона, но не сможет этого сделать с политической точки зрения.

Автор статьи - партнер юридической фирмы Arnold & Porter LLP, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), специализирующийся на международном праве и законах о национальной безопасности. С апреля 2005 по январь 2009 года он работал юридическим советником госдепартамента США, и в этом качестве выступал в трибунале.