В этом месяце во время встречи с российским коллегой в Москве госсекретарю Хиллари Клинтон не удалось добиться от России согласия на содействие в оказании давления на Иран, чтобы тот отказался от обогащения урана. Западные эксперты по проблемам безопасности считают, что эта программа является частью иранских попыток по созданию ядерного оружия.

Стоя в прошлом месяце перед микрофоном в Питтсбурге в завершающий день экономического саммита "двадцатки", российский президент Дмитрий Медведев заявил, что Россия будет участвовать в "других мерах" (читай - в экономических санкциях) в отношении Ирана, если все остальные попытки потерпят неудачу.

Но российский министр иностранных дел  Сергей Лавров опроверг даже это весьма двусмысленное обещание во время встречи с Клинтон, возродив страхи по поводу  того, что Москва может наложить вето на санкции ООН против Ирана.

Как это ни парадоксально, и как бы это ни противоречило ожиданиям США, но у администрации Обамы просто не осталось запасных вариантов действий, когда она отменила планы Буша по размещению радаров и ракет наземного базирования в Восточной Европе, которые Кремль изображал в качестве угрозы для России.

Попросту говоря, Кремль заинтересован в том, чтобы как можно дольше сохранить иранское стремление к созданию ядерного оружия - и сейчас он заинтересован в этом больше, чем когда бы то ни было. Вызвано это тем, что Кремль вполне успешно воспользовался первоначальным проектом ПРО, чтобы облить грязью Соединенные Штаты и найти оправдание почти абсолютной власти премьер-министра Владимира Путина и Медведева, которую они узурпировали в результате сфальсифицированных выборов (точно так же, как и Махмуд Ахмадинежад), проводя, по сути дела, совместную политику изображения Соединенных Штатов  в виде "Большого Шайтана".

Да, Иран пустил инспекторов на свой второй объект по обогащению урана, расположенный в Куме. Но это лишь уловка для получения дополнительного запаса времени на разработку ядерного оружия. Теперь эти инспекторы не будут искать убедительные и неопровержимые доказательства в других местах.

То же самое можно сказать и о предложении Москвы обрабатывать иранское обогащенное ядерное топливо.

Хотя цель этой сделки заключалась в том, чтобы отсрочить создание Тегераном ядерного оружия, отправив большую часть его обогащенного урана (о котором известно) на переработку в Россию для получения топлива для медицинских изотопов, она по сути дела могла ликвидировать угрозу введения санкций, что было бы на руку Ирану с его ядерными амбициями. Во-вторых,  вполне возможно, что иранские запасы обогащенного урана спрятаны от взором мирового сообщества.

Не удивительно, что иранские переговорщики на прошлой неделе выразили поддержку предложенной сделке.

Далее, что бы ни увидели инспекторы в Куме, это не изменит тот непреложный факт, что данный объект может быть лишь одним из многих подобных объектов. По словам экспертов, Иран вряд ли стал бы заниматься обогащением урана всего на двух предприятиях, учитывая возможности Израиля по нанесению авиаударов.

Более того, Россия, обладающая правом вето в Совете Безопасности ООН, которое она унаследовала со времен былой славы почившего в бозе Советского Союза, может шантажировать Соединенные Штаты и их союзников буквально на каждом шагу, препятствуя введению санкций против Ирана и давая иранцам запас времени для завершения их программы по созданию ядерного оружия.

Кто-то может спросить, почему Россия не возражает против ядерных амбиций Ирана, видя, что в рядах иранского руководства есть влиятельная и воинственная фракция исламистов, которые могут создать угрозу для России.

Если говорить коротко, то дело в том, что Россией правят клептократы, чья алчность соперничает с инстинктом самосохранения. Являясь самым крупным в мире экспортером горючих полезных ископаемых, Кремль считает, что нестабильность в регионе Персидского залива поможет ему наполнять свои денежные сундуки. А по поводу самосохранения он считает, что когда ситуация в Иране станет критической, то бремя военных расходов должны взвалить на себя американские налогоплательщики, точно так же, как в Афганистане.

Но есть и более светлая сторона во всем этом деле. Белый Дом и государственный департамент в перспективе все же могут кое-что сделать, чтобы помешать Кремлю навсегда сохранить свое влияние в мире.

Надо активно разоблачать ту негативную роль, которую играет Кремль, и тогда ООН начнет ставить под сомнение статус России как постоянного члена Совета Безопасности. Это может в итоге лишить ее права вето в СБ ООН.

Марк Сигов - бывший российский журналист, работавший в Москве. Сейчас он гражданин США и штатный сотрудник Toledo Blade.