Ответ, данный Ираном в четверг на предложение по переработке его пресловутых запасов ядерных материалов в топливо для медицинского реактора, «неадекватен», заявил высокопоставленный западный дипломат, добавив, что опасения США и Европы по поводу истинных намерений Тегерана сохраняют прежнюю актуальность.

Тегеран, неделю медливший и подававший противоречивые сигналы, сейчас, по-видимому, намерен внести изменения в предложенную схему временного вывоза иранского обогащенного урана в Россию и Францию, где его должны очищать и формировать из него топливные стержни для иранского медицинского реактора.

Это предложение позволило бы сократить иранские запасы ядерного топлива до уровня, не позволяющего создать ядерную бомбу, что, возможно, помогло бы Тегерану и странам, которые беспокоит его программа ядерных исследований, достигнуть более широкого соглашения.

Однако, как сообщает дипломат, Иран намерен отправлять свой уран маленькими порциями в течение неопределенного промежутка времени вместо того, чтобы осуществить обмен до конца года, как предлагал глава Международного агентства по атомной энергии Мохаммед эль-Барадеи (Mohamed ElBaradei).

Подобный вариант позволил бы Ирану быстро восполнять свои запасы.

Кроме того, к разочарованию Запада, Тегеран не дал ожидаемого официального письменного ответа, утверждает дипломат. Вместо этого представитель Ирана в МАГАТЭ Али Асгар Солтание (Ali Asghar Soltanieh) устно передал иранские предложения эль-Барадеи.

Официальный представитель госдепартамента США Иэн Келли (Ian Kelly) отказался прокомментировать предложения Ирана, но заявил, что американские дипломаты работают с эль-Барадеи по этой теме.

«Нам нужна ясность, - заявил он. – И я думаю, будет правильно сказать, что в настоящий момент нам нужен официальный ответ Ирана».

Дипломаты предпочитают публично не высказываться по поводу иранского предложения и не предлагают путей немедленного разрешения затянувшегося на год спора. Эль-Барадеи намекнул, что переговоры будут продолжаться, заявив, что Иран дал только «предварительный ответ». При этом в четверг ни он, ни другие дипломаты публично не раскрывали подробностей иранских предложений.

«Генеральный директор ведет переговоры с иранским правительством, а также со всеми остальными заинтересованными сторонами и надеется вскоре достичь соглашения», - заявило МАГАТЭ в сжатом пресс-релизе.

Иранские чиновники и журналисты уже несколько дней подряд утверждают, что Иран готов принять поддержанное США предложение, однако с некоторыми исправлениями. Утром в четверг президент Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad) заявил, что Запад сменил свою «конфронтационную» позицию по иранской ядерной программе на «готовность к сотрудничеству». Таким образом, президент дал понять, что он одобряет соглашение.

Согласно исходному варианту предложений, Иран должен был отправить примерно 2 500 фунтов низкообогащенного урана в Россию для дополнительной очистки и затем во Францию, где из него должны были сформировать топливные стержни для медицинского реактора.

США, Россия и Франция уже подписали оригинальный план, который, по мнению дипломатов и экспертов по безопасности, позволит временно избавить Запад от опасений по поводу того, что Иран может быстро превратить свои запасы обогащенного урана в сырье для бомбы. Многие считают, что этот план в дальнейшем может стать краеугольным камнем для переговоров по иранской ядерной программе.

Представители Ирана, в свою очередь, намекали, что они хотели бы внести в план исправления, вероятно, в основном касающиеся количества отправляемого за рубеж урана и сроков отправки.

Однако Франция уже открыто заявила, что Тегеран должен отправить большую часть своего обогащенного урана за рубеж, и потребовала не цепляться к мелочам. «Мы хотим, чтобы Иран дал ясный положительный ответ на предложение», - заявил, как передает агентство France-Presse, пресс-секретарь министерства иностранных дел Франции Бернар Валеро (Bernard Valero).

Российские дипломаты заявили The Times, что они бы хотели, чтобы план начал осуществляться как можно скорее.

Келли заявил репортерам, что Вашингтон «вместе с российскими и французскими партнерами выступает в поддержку предложенного МАГАТЭ соглашения», однако отказался говорить о реакции Америки на иранские попытки внести в план изменения.

В Иране по поводу предложения МАГАТЭ высказались многие из официальных лиц. Хотя Ахмадинежад его, по-видимому, одобряет, спикер парламента Али Лариджани (Ali Larijani) и ряд других политиков заявили, что Иран сам способен обогащать свой уран до 20-процентной чистоты, необходимой для медицинского реактора. Лидер оппозиции Мир-Хоссейн Мусави (Mir-Hossein Mousavi) также выразил сомнение, заметив, что Иран сам загоняет себя в угол и вскоре окажется перед выбором – либо предать собственных ученых, либо подставится под санкции.

Срыв переговоров увеличит вероятность введения против Ирана жестких экономических санкций, включая меры, одобренные на этой неделе комитетом Конгресса.

Ахмадинежад, выступая перед своими сторонниками в северо-восточном городе Мешхед во время религиозного праздника, назвал происходящее торжеством иранской стойкости, заявив, что Запад перешел «от конфронтации к сотрудничеству», благодаря тому, что Иран стойко «противостоял врагам», то есть США и их союзникам.

«Раньше они говорили, что мы должны отказаться от ядерной программы, - сказал он в своей речи, передававшейся по государственному телевидению. – Теперь они говорят: «Давайте вместе искать решение проблемы», и хотят сотрудничать – обменивать топливо, развивать ядерные технологии, строить АЭС».

Хотя последнее слово по вопросам государственной важности, включая ядерную программу, принадлежит высшему руководителю Ирана аятолле Али Хаменеи (Ali Khamenei), Ахмадинежад также влияет на политику, которую в большой мере определяет Высший совет национальной безопасности, объединяющий глав всех ветвей власти и силовых ведомств .