Вчерашнее и позавчерашнее обсуждение членами так называемой "семерки" министров сделки по обмену Гилада Шалита свидетельствует о том, что израильское руководство стоит перед крайне сложной дилеммой.

 

Чем больше сокращается разрыв между Израилем и ХАМАСом, касающийся условий сделки, тем заметнее становятся усилия довести переговоры до логического завершения. Ультиматум, который предъявил германский посредник, дал израильскому правительству понять, что откладывать принятие решения далее невозможно.

 

Трое из участников министерской "семерки" выступают за принятие условий германского посредника, трое остальных выступают против. Таким образом, окончательное решение должно быть принято одним человеком – главой правительства, Биньямином Нетаньяху. Именно ему придется давать объяснения той части общества, которая выступит против его решения, каким бы оно ни было.

 

Нетаниягу придется объяснить им, почему он принял именно такое решение. В том случае, если он утвердит сделку, ему придется давать ответ противникам освобождения убийц-террористов, чьи руки обагрены кровью, которые несут ответственность за гибель сотен израильтян. Если же глава правительства отвергнет сделку, ему придется давать ответ семье и родственникам Гилада Шалита, а также огромному числу людей, которые выступили в их поддержку.

 

К большому сожалению, общественная дискуссия на эту тему началась с досадным опозданием. На три с половиной года позже, чем должна была бы начаться. В требованиях ХАМАСа нет ничего нового, а долгие и изматывающие переговоры прояснили обеим сторонам, что любые уступки небезграничны.

 

Провал переговоров в период правления Эхуда Ольмерта и затягивание переговоров в период, когда к власти пришел Нетаньяху, сделали этот, и без того болезненный, процесс гораздо более трудоемким, перегрузили его ненужной политизацией, связанной с вопросами престижа и узкопартийными соображениями Подобного рода затягивание переговоров придало этому процессу характер личного противостояния.
Вместо того, чтобы вести закрытые переговоры, как это чаще всего и происходит в подобных случаях, тема обмена Гилада Шалита приобрела популистский оттенок.

 

Правительство Израиля не сможет умыть руки, заявив, что "сделала все" для освобождения пленного солдата. В качестве одного из средств давления на ХАМАС Израиль подверг Газу безжалостной блокаде, однако расплачиваться за это пришлось жителям сектора, а не ХАМАСу. Израиль провел мощную военную операцию в секторе Газа, которая никак не повлияла на судьбу Шалита. В итоге мы вновь были вынуждены вернуться к переговорам.

 

Ничего нового не произошло с тех, что оправдывало бы дальнейшее затягивание переговоров, которое держит в напряжении семью Шалит и всю страну. Которое подвергает риску жизнь самого Гилада. Безопасность государства Израиль не зависит от десяти или двадцати террористов, которые будут освобождены в ходе сделки. Престиж государства зависит не только от его способности противостоять террору.
Неудачи государства не исчерпываются тем, что на свободу будут выпущены несколько террористов. Гилад Шалит, который мог быть освобожден давно, должен наконец вернуться домой.