Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

 

Нет новой политической программы, нет новых предложений, и вообще нет никакого давления извне. Так начал Абу-Мазен свое интервью каналу "Аль-Джезира" в минувший четверг. Можно было также добавить, что нет и нового Абу-Мазена. Это тот же самый лидер, который не изменил условия для заключения мирного договора с тех пор, как пришел к власти: раздел Иерусалима, "справедливое решение" проблемы беженцев, небольшие территориальные уступки, которые выразятся в обмене территорий, равных "по размеру и по качеству". Вот вам весь классический набор.

 

И действительно: нет никакой разницы, идет ли о речь о Ясире Арафате, Абу-Мазене или о любом другом палестинском лидере. Когда на горизонте вырисовывается некий вариант окончательного соглашения, фундамент, на котором строится план урегулирования конфликта становится только крепче. Израильские предположения, что Аббас является более "умеренным" лидером, что его можно уговорить пойти на те или иные уступки, ничем не обоснованы.

 

Абу-Мазен не обладает особой харизмой и выдающимся риторическим даром. Иногда он принимает решения, о которых тут же сожалеет: например, история с отчетом Голдстоуна или заявление о своем уходе. Однако он хорошо знает, чего он не хочет: пока он у власти, он не позволит подорвать основы палестинской государственности. Если кто-нибудь намерен разрешить палестино-израильский конфликт в период правления Аббаса, ему придется позаботиться о том, чтобы границы палестинского государства были окончательными, признанными и почти полностью совпадали с линией 67-го года. Чтобы у этого государства была столица - не менее святая, чем у израильтян. Все остальное – тактика.

 

Выясняется, что и в тактическом смысле Абу-Мазен способен ввести противника в заблуждение. Ведь до недавнего времени он благосклонно принимал знаки внимания со стороны Эхуда Ольмерта, таял в его объятиях, был постоянным гостем в доме главы правительства. Тогдашний премьер автономии, Ахмед Курии, не покидал канцелярию Ципи Ливни. И вдруг – Абу-Мазен не желает знаться с израильскими лидерами. "Аббас завысил требования"; "Он выдвигает невыполнимые условия"; "Что еще за требование о полном прекращении строительства в поселениях и в Восточном Иерусалиме".

 

Не только среди израильтян – но и среди палестинцев – можно услышать подобного рода возгласы удивления. Ведь он согласился вести переговоры с Ольмертом, когда строительство на территориях велось огромными темпами. Что же он вдруг вспомнил об этом?
Действительно Абу-Мазен выглядит порой, как человек, который обеими руками цепляется за возможность получить свои "пять минут славы", полагающиеся каждому смертному. Словно до тех пор, пока он будет отвечать отказом на предложение вернуться к столу переговоров с Биньямином Нетаниягу, он будет стоять на вершине высокой горы. До того момента, когда он неизбежно рухнет вниз. За ним ухаживают Обама, Хусни Мубарак, Абдалла, король Саудовской Аравии, и Абдалла, король Иордании.

 

Даже Нетаньяху слезно упрашивает его возобновить переговорный процесс. Таким образом, благодаря своему упрямству, Абу-Мазен полностью владеет ситуацией. Этот "слабый" лидер держит в руках все карты и отказывается принимать какое-либо решение.
Однако именно в этом и заключается специфическая тактика Аббаса. До тех пор, пока он был единственным участником переговорного процесса, несмотря на все комплименты и знаки внимания, ему не удалось продемонстрировать ни одного значительного достижения. Теперь же он изменил тактику. Он стремится к тому, чтобы переговорный процесс между Израилем и палестинцами был пересен на международную арену и в межарабское политическое пространство. Тот, кто хочет вернуть Абу-Мазена к столу переговоров, будет вынужден усадить за этот стол и Обаму, и лидеров арабских государств и европейцев.

 

Все, кто поставил свои подписи под планом "Дорожная карта", будут вынуждены выполнить взятые на себя обязательства. Если Обаме удалось заставить Нетаньяху заморозить строительство в поселениях (пусть даже временным образом), то пусть теперь завершит начатое. Ведь если Обама не способен оказать давление на израильского премьера в этом вопросе, окуда мне знать, сумеет ли глава американской администрации быть гарантом соблюдения того или иного соглашения с Израилем, справедливо полагает Абу-Мазен.

 

Если арабские страны заинтересованы в том, чтобы был заключен мирный договор, пусть окажут давление на Белый дом. Он, Махмуд Аббас, не намерен больше исполнять обязанности представителя ближневосточного "квартета", который до сегодняшнего дня не зарекомендовал себя структурой, способной продвигать вперед политический процесс. С этого времени сам квартет будет представлять Аббаса.
Урегулирование палестино-израильского конфликта вернется на международный уровень, а не утонет вновь в грязной луже между Иерусалимом и Рамаллой.

 

По-видимому, Израиль все еще не осознал до конца те изменения, которые произошли с Абу-Мазеном. В Иерусалиме все еще празднуют "успех", которого правительство Нетаньяху якобы добилось в изнурительном противостоянии с Вашингтоном вокруг вопроса о замораживании строительства в поселениях. Можно потерпеть еще восемь месяцев и от истории с замораживанием строительства не останется следа, полагают в Израиле.

 

Ведь жизнь прекрасна - координация с палестинцами в сфере безопасности работает, сохраняется затишье, ХАМАС удалось притормозить. Спешить некуда. Когда все это взорвется, мы, разумеется, сумеем с этим справиться.