Один невысокий рангом китайский делегат сорвал принятие нового пакета санкций против Исламской республики Иран, и важнейшая встреча, посвящённая предположительно разрабатываемому Ираном атомному оружию, провалилась.

В субботу в Нью-Йорке прошла встреча представителей политического руководства внешнеполитических ведомств Великобритании, Германии, России, США и Франции. От Китая на встрече присутствовал только один сотрудник миссии ООН невысокого ранга.

Шестисторонняя группа, известная под названием «Е3+3», пришла к соглашению о неадекватности реакции, полученной ею от Ирана к концу прошлого года, когда истекал поставленный этой стране президентом Обамой крайний срок. ООН уже ввела против Ирана три пакета санкций ограниченного действия — случалось это в декабре 2006, марте 2007 и марте 2008 года — с целью побудить эту страну прекратить заниматься обогащением урана с целью, как предполагается, создания ядерного оружия.

Теперь ведущие страны Запада намерены ввести и четвёртый пакет.

Тем не менее, на прошедшей в субботу трёхчасовой встрече китайская сторона ограничилась заявлением о готовности начать переговоры о возможности наложения санкций (Китай импортирует пятнадцать процентов потребляемой им нефти из Ирана). До конца месяца участники конференции встречаться не будут, но созвонятся по телефону; при этом кому звонить в Китае — неизвестно.

«Это как-то неокончательно в том смысле, что мы так сразу ничего и не решили», — заявил, общаясь с представителями прессы, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков.

Китаец Хэ Яфэй, давно занимающийся переговорами по Ирану, не посетил встречи, хотя она была намечена ещё на Рождество и неоднократно откладывалась только для того, чтобы он смог её посетить. Более того, Нью-Йорк был выбран местом проведения встречи для того, чтобы Хэ Яфэю было удобней приехать туда из Мексики. Вместо него, однако, Китай был представлен на субботней встрече консультантом делегации этой страны в ООН (Нью-Йорк) Кан Юном.

Дело осложняется ещё и тем, что Хэ Яфэй теперь освобождён от должности заместителя иностранных дел и назначен послом в Женеве. Остальные делегаты даже не знает, кто теперь будет выполнять обязанности Хэ Яфэя.

Кан Юн, присутствовавший на встрече, повторно озвучил позицию официального Пекина, заключающуюся в том, что время для наложения на Иран новых санкций ООН не настало (впрочем, как отметили официальные лица стран Запада, слово «никогда» китайской стороной употреблено не было). Теперь наложить новый пакет санкций ООН запланировано до обзорной конференции по договору о нераспространении ядерных вооружений, которая пройдёт в Нью-Йорке в мае.

Председательствовавший на встрече евробюрократ Роберт Купер (Robert Cooper) заявил, что Иран не выполнил главных обязательств, данных им на встрече с шестью державами в Женеве 1 октября, «в частности, отказался от дальнейших переговоров по ядерному вопросу».

По его словам, также вызывает беспокойство строительство Ираном секретного обогатительного завода возле Кума, отсутствие сотрудничества с Международным агентством по атомной энергетике и отказ от сделанного этим органом ООН предложения обменять обогащённый в Иране уран на топливо для тегеранского реактора, использующегося в научных целях.

Купер категорически настаивает на том, чтобы все шесть стран продолжали применять «двусторонний» подход «кнута и пряника».

«Это означает, что мы и в дальнейшем будем искать дипломатическое решение, но рассмотрение дальнейших адекватных мер также началось», — заявил он, общаясь с представителями прессы.

Однако занятая Китаем непреклонная позиция вызывает у многих сомнения в адекватности подобной «двусторонней» тактики. Сейчас Пекин оказался в изоляции, так как не только четыре западных державы, но и Россия, пусть неохотно, но согласилась с необходимостью наложения на Иран дополнительных санкций.

По сообщениям оппозиционных электронных СМИ, бывший депутат меджлиса Мохсен Сафаи Фарахани приговорён Тегераном к шести годам тюремного заключение. Лидер крупнейшей в Иране партии реформистов — Исламского фронта участия Ирана — была арестован в июне, после прошедших в стране и вызвавших большие споры президентских выборов.