Сторонники вторжения и оккупации Ирака часто подчеркивают, что одним из величайших достижений стало создание там свободного демократического государства. Избрание политических лидеров в ходе честных и справедливых выборов, а также образование правовой системы, защищающей основные свободы, является полной противоположностью наглой диктатуре Саддама Хусейна. Действительно, рождение демократического Ирака стало одним из немногих событий, которое сторонники войны могли приводить в качестве примера, хотя бы в малой степени оправдывающего гибель 4200 с лишним американцев и затраты в 700 миллиардов долларов.

Но сегодня даже это достижение оказывается все более шатким. Правительство премьер-министра Нури аль-Малики на целом ряде направлений демонстрирует все более тревожные примеры авторитарного поведения. Последний случай произошел 14 января, когда Независимая высокая избирательная комиссия приняла решение не допускать к участию в выборах 7 марта 500 с лишним  кандидатов, представляющих 15 различных партий. Эта чистка оказалась даже масштабнее изначальных рекомендаций парламентской Комиссии по правосудию и подотчетности, которая рекомендовала исключить из списков 439 кандидатов.

Практически во всех случаях официальным основанием для исключения этих кандидатов и их партий стало то, что они были связаны с Партией арабского социалистического возрождения БААС Саддама Хусейна. Часть этих утверждений, несомненно, соответствует действительности. Но обе комиссии в ходе проверок применяли чрезвычайно широкие и расплывчатые критерии в поисках незаконных связей со старым режимом. Во многих случаях связи эти были весьма непрочными и незначительными, и к ним были причастны только функционеры-баасисты низового звена, либо те люди, у которых контакты с БААС носили лишь неофициальный характер.

Учитывая тот факт, что в баасистских органах власти Саддама доминировали сунниты, вполне можно было предположить, что суннитами окажется и большинство вычеркнутых из бюллетеней кандидатов. Так и случилось. Поскольку в состав Комиссии по правосудию и подотчетности входят в основном  шииты и курды, обвинения в предвзятости не заставили себя долго ждать. И хотя высокая избирательная комиссия является якобы независимой и надпартийной, разгневанные политики-сунниты заявили, что членство в этом органе также было подтасовано.

Решение о дисквалификации такого огромного количества кандидатов усугубило и без того напряженные отношения между состоящим в основном из шиитов правительством Малики и суннитским меньшинством Ирака. Некоторые лидеры суннитов пригрозили бойкотировать мартовские выборы, что было бы весьма тревожным событием. Бойкот суннитами выборов в 2005 году стал тем катализатором, который привел к всплеску межконфессиональной напряженности и последовавшей за ним вспышке насилия, поставившего Ирак на грань гражданской войны.

Исключение из списков кандидатов-суннитов стало не единственным шагом правительства Малики, кажущимся слишком своевольным. За последние несколько  месяцев багдадские власти неоднократно применяли жесткие меры воздействия на суннитские "советы пробуждения", которые в рамках своей стратегии наращивания усилий в 2007 и 2008 годах помогали создавать и щедро финансировали Соединенные Штаты. Аресты членов этих советов, в том числе, нескольких их видных руководителей, вызвали подозрения в том, что Малики стремится создать шиитскую диктатуру и отомстить за все зверства и жестокости режима Саддама против шиитского населения.

Однако признаки авторитарных тенденций в правлении Малики сводятся не только к действиям против суннитского меньшинства. Некоторые его шаги говорят о том, что он намерен стать диктатором, подавляющим равные возможности. За последний год власти преследовали и пытались затыкать рты средствам массовой информации и всем тем, кого они считают критиками. Официальные лица подавали иски в суды против журналистов и их работодателей за якобы клеветнические (в широком смысле этого слова) комментарии и заявления. Правительство Малики также протолкнуло закон о закрытии тех изданий СМИ, которые "поощряют" терроризм и насилие. Что еще хуже, по этому закону можно применять такие же наказания за провоцирование "напряженности". Весьма бессодержательное определение, по сути дела, позволяющее властям по собственному усмотрению запрещать критические выступления в СМИ.

Но властям и этих мер показалось недостаточно. Поэтому сейчас появились новые правила лицензирования машин с аппаратурой спутникового телевидения, цензуры книг и контроля над Интернет-кафе (применять которые власти могут по своему смотрению и практически безо всяких ограничений). Агентство Reuters пришло к выводу, что такие меры вызывают в памяти воспоминания о "законах, которые применялись для затыкания ртов представителям СМИ при Саддаме Хусейне".

Безусловно, Малики пока еще не тот безжалостный и авторитарный руководитель, каким был Саддам, но возникшая тенденция оптимизма не вызывает. Как минимум, Ирак встал на путь, который Фарид Закария (Fareed Zakaria) весьма точно называет "нелиберальной демократией". Американские руководители вряд ли рассчитывали на такой результат, когда расхваливали миссию в Ираке, называя ее успешной.

Если Соединенные Штаты просто выгонят одного диктатора и сменят его на другого, это будет даже хуже, чем насмешка. Саддам, по крайней мере, по своей направленности был глубоко светским руководителем, непримиримо враждебным по отношению к  силам исламизма. А Малики и многочисленные группировки и фракции, на которые он опирается как на основу своей политической поддержки, носят намного менее светский характер.

Более того, Саддам был непримиримым врагом революционного режима в Иране. Малики наоборот, чувствует себя с Ираном весьма уютно, что вызывает беспокойство. Тот радушный прием с торжественной встречей, который Малики оказал иранскому президенту Махмуду Ахмадинежаду во время его визита в Багдад в марте 2008 года, является лишь одним из многих показателей незаметного, но вполне реального партнерства между шиитским режимом Тегерана и по преимуществу шиитским правительством Малики.

События в Ираке говорят о том, что Соединенные Штаты Америки понесли там огромные людские и материальные потери, а в результате получили не демократический, а авторитарный Ирак. Еще хуже то, что этот авторитарный Ирак вполне может оказаться под мощным иранским влиянием. Те американцы, которые громко ликуют, говоря о том, что усиление группировки сработало, и что мы в Ираке "победили", должны внимательно задуматься над сомнительным качеством нашей победы и наших трофеев.

Тэд Гален Карпентер - вице-президент  Института Катона (Cato Institute) по военным и внешнеполитическим исследованиям. Он автор восьми книг по международным проблемам, в том числе, вышедшей в 2008 году "Smart Power: Toward a Prudent Foreign Policy for America" (Умная власть: за осмотрительную внешнюю политику Америки). Он также является  внештатным автором статей для The National Interest.