Шесть влиятельных держав рассчитывают совместно поставить предел ядерным амбициям Иран, утверждает европейский дипломат. Он ожидает, что Китай из страха оказаться в изоляции перестанет противостоять введению санкций.


Иран сейчас продолжает тянуть время, не соглашаясь на меры, которые могли бы укрепить доверие, и шестерка держав - пять постоянных членов Совета безопасности ООН (Соединенные Штаты, Россия, Китай, Франция и Британия) плюс Германия – на этом фоне все чаще задумывается о новых санкциях.
В итоге переговорная группа, известная как группа «пять плюс один», может перенести вопрос обратно в Совет безопасности.


«Единство шести держав – наш серьезный актив, одна из наших главных целей», - заявил на условиях анонимности высокопоставленный европейский дипломат.
«Я не говорю, что это будет легко, но, я уверен, что мы дойдем до Совета безопасности», - утверждает близкий к переговорам источник.
Группа «пять плюс один» ведет переговоры с Ираном, пытаясь заставить режим прекратить обогащение урана.


Иран долго увиливал от ответа на предложение базирующегося в Вене Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) отправлять низкообогащенное ядерное топливо за рубеж для дополнительного обогащения. Потом это топливо должно было быть использовано в тегеранском медицинском исследовательском реакторе.


Дипломаты, работающие в Вене, утверждают, что исламская республика фактически отказалась от соглашения, отвергнув часть предложенных Западом условий и настаивая, в частности, на одновременном обмене топливом.


Западные страны в свою очередь, считают эту идею неприемлемой.
Предложение, сделанное МАГАТЭ в прошлом октябре и поддержанное "Францией, Россией и Соединенными Штатами «по-прежнему актуально», утверждает пресс-секретарь МАГАТЭ Джилл Тюдор (Gill Tudor).


Это предложение должно было создать пространство для маневра и остановить проект Тегерана по обогащению урана, за которым, как опасается Запад, стоит стремление создать ядерную бомбу.
Иран отрицает все обвинения и говорит, что он собирается использовать ядерную энергию в мирных целях.
По словам дипломата, европейцы никогда не верили, что Иран примет предложение МАГАТЭ.


Тем не менее, они считали эту стадию диалога необходимой для того, чтобы подкрепить угрозу новых санкций, за которые все чаще выступают западные державы.
Китай, экономически связанный с авторитарным иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом, предпочел бы продолжить диалог, но, с другой стороны, он также не хотел бы оказаться в международной изоляции, говорит дипломат.


«Очень трудно, если необходимо высказать мнение, и все остальные придерживаются какой-то одной позиции, оставаться в одиночестве. Это сложно долго выдержать», - считает дипломат.
Давление на Пекин усиливает то, что Россия сейчас настроилась на одну волну с Западом, добавляет он.
«Русские сменили свой подход... После того, как стало известно о втором ядерном центре в Куме, они выразили желание помогать Западу», - утверждает дипломат.


Соединенные Штаты и прочие участники переговоров в сентябре заставили Иран обнародовать информацию о втором центре по обогащению урана, расположенном в горах вблизи священного города Кум.


Сближение позиций шестерки держав уже принесло, по мнению дипломата, некоторые результаты, в числе которых единогласное голосование членов переговорной группы в прошлом ноябре за осуждающую Иран резолюцию МАГАТЭ.


Соединенные Штаты и их европейские союзники надеются, что шесть держав смогут представить новую резолюцию ООН уже в феврале.
В это время в Совете безопасности будет председательствовать Франция, которую в марте сменит Габон, вслед за которым настанет очередь Японии. Именно под ее председательством в мае будет пересматриваться Договор о нераспространении ядерного оружия.


Западные державы не готовы четко установить крайние сроки, понимая, что для того, чтобы убедить Пекин к ним присоединиться, потребуется время.
В случае неудачи, если выход из тупика не обнаружится, европейцам, возможно, в итоге придется «самим брать на себя ответственность», то есть самостоятельно вводить санкции, полагает дипломат.


Сейчас над этой идеей размышляют по обе стороны Атлантики.
«Мы продолжаем обсуждать возможности, доступные нам как в рамках Совета безопасности, так и на национальном уровне при условии координации действий», - заявил во вторник пресс-секретарь госдепартамента Филип Кроули (Philip Crowley).