Острые споры по ситуации вокруг ядерной программы Ирана между Соединенными Штатами и их партнерами по процессу “П-5+1, включающему Китай, Россию, Великобританию, Францию и Германию, вновь разгорелись. Совет Безопасности ООН принял пять резолюций и наложил на Иран санкции, требуя от него отказаться от обогащения урана.

Ранее Иран отказался от предложения экспортировать1200 кг уже обогащенного собственными усилиями менее чем до 5% уран в Россию для обогащения с последующим изготовлением топлива во Франции.

«Кто сможет гарантировать, что мы будем снабжены необходимым топливом?» – заявляет Тегеран. Своя "подоплека" есть у иранцев, так как концепция сделки создает западным странам условия для полного контроля над ядерной программой ИРИ.

Клуб элитных государств

Создателями первой атомной бомбы, которая 6-го августа 1945г. за несколько секунд превратила 400-летний город Хиросиму в пепел, были американцы. Владельцами вожделенного оружия стали: СССР, спустя четыре года, Англия - в1952, Франция и Китай - в 1960 и 1964 годах соответственно. Страны, которые до 1 января 1967 произвели ядерные испытания, автоматически стали членами ядерного клуба, и дверь сильно захлопнули за собой.


Шах Ризо Пахлави и атом

Существует предание, что Шах Ризо Мухаммад Пахлави, еще в недалеком 1974 году, как - то высказал: «Иран будет обладать ядерным оружием, без сомнения, раньше, чем некоторые полагают». За недостатком информации мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть этот факт. Но в том же году «Организация по атомной энергии Ирана» (AEOI) при помощи Запада разработала план строительства 24 ядерных энергоблоков. Бушерскую АЭС строила Западная Германия. Первый же атомный реактор мощностью 5 МВт. Америка передала Ирану в1967 году.

До и после Колумба

Прилетев из Парижа в 1979 г. на гребне революционного движения Аятолла Хомейни поставил крест на ядерную программу Ирана, поскольку считал её «аморальной и противной воле Аллаха». Но, как говорят, нет ничего вечного под луной. После войны в Ираке переговоры по завершению строительства Бушерской АЭС с бывшими подрядчиками, Китаем и Бразилией успехом не увенчались. На помощь пришла Россия. Под постоянной критикой весьма раздраженного Белого Дома, который опасается, что Тегеран может использовать российское содействие для создания ядерной бомбы, все эти годы Бушер кое-как возводится. «Официальные связи между Москвой и Тегераном начались до открытия Колумбом Америки, и не Америке учить нас как строить отношения со своим ближайшим соседом» раздавалось иногда с трибуны Госдумы. В то же время, сроки сдачи объекта с 2002 года россиянами передвигались не один раз. Старт Бушера означает прорыв в иранской ядерной программе, так как остальные реакторы, вроде, конструктивно не способны производить оружейный уран, даже сегодня.

Абдул Кадир Хан или Мохсен Мохабади

Но, якобы, «испытание Ираном технологии создания ядерной боеголовки - двухточечной системой инициирования» в ноябре 2009 взволновало и «МАГАТЭ», который ранее скептически относился к сведению международных разведок. Ядерная бомба - это не более чем «пустая бравада» и «проявление слабости», услышав новость рассуждали одни. «Технические достижения этой страны просто впечатляют», заявил британский эксперт Джеймс Эктон, - пишет Виктория Лисицина со ссылкой на The Guardian. Большинство же аналитиков не первый год теряются в догадках: чья же рука оказывает помощь иранцам в развитии высоких ядерных технологий? Пакистанца Абдул Кадир Хана или же это разработки Мохсена Мохабади, родоначальника ядерной программы Ирана.

Вашингтон и «режим аятолл»

Джордж Буш громом барабанов о новой войне в стране «оси зла» - «международного террориста, угрожающего Израилю, финансирующего повстанцев» долгое время пытался заглушить крики о провале своей политики в Ираке. Ахмадинежод, не уступив ни на йоту своему американскому коллеге, называл США «сатаной», «колонистом, принимавшим решения за весь мир», узурпатором. Создавалось впечатление, что война нервов на руку им обоим. Ахмадинежод, осуждая капитализм и демонстрируя заботу о бедных, направлял разобщенное иранское общество против внешнего врага, отвлекая его от внутренних проблем. При этом, в экономическом устройстве, «не поддающемся квалификации», некоторые чиновники заколачивали миллиарды и успели попасть в список «безбожных миллиардеров» журнала «Форбс». Вашингтон, также обвиняя «режим аятолл» в нарушении прав человека, призывает к ужесточению санкций против Ирана, стремится окружить Россию системой ПВО. Американскую позицию одобряют и страны ЕС. Стремление Ирана к обладанию ядерной технологией отдельные страны Востока также расценивают как «страсть режима быть главной исламской державой». Тегеран же постоянно заявляет, что обогащение урана производится исключительно в мирных целях. «Наше единственное преступление состоит в том, что мы хотим стоять на собственных ногах и быть независимыми»- ни раз в СМИ отмечал Министр иностранных дел Манучехр Моттаки.

Энергетическая сверхдержава

«Стоять на собственных ногах», вероятнее всего, мечтал и шах бывшей Персидской империи. Обеспечив целиком страну энергией АЭС, нефть и газ Ризо Пахлави также намеревался продавать на экспорт. Нет сомнений, что осуществление подобного плана и ныне соответствует желаниям Евросоюза. «Превращение Ирана в сверхдержаву регионального уровня, по рассуждениям обозревателя Валерия Пруссакова, контролирующую все транспортные, транзитные и энергетические потоки, позволит избежать как жесткой привязки европейских стран к чахлому ручейку … кавказских газопроводов Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзерум, так и снизить энергетическую зависимость ЕС от России и центральноазиатских сырьевых рынков».

Ядерная бомба - реальность или шантаж?

История и цели ядерной программы Ирана, между прочим, как и другие ядерные истории стран, якобы, «в отдельности создавших свои бомбы» хранятся в архивах, с грифом «секретно». История же, освещенная в прессе, как и информация о количестве в мире противоречива и строится на предположениях. Не всегда сходятся доводы американских и экспертов МАГАТЕ о предполагаемых возможных сроках создания ядерных боеголовок дальнего радиуса Ираном. В связи, с чем возникает вопрос: атомная бомба - это реальность или шантаж? Следует ли заявление Ирана о помощи Венесуэлы в развитии ядерной энергетики, которое аналитики сопоставляют с « появлением советских ракет на Кубе», также считать продолжением ядерного пиара. Преувеличивая свой потенциал, Иран стремится получить от Вашингтона, некие гарантии сохранения своего режима? Или же намеренно выигрывает время, чтобы получить бомбу? Аналитики по этому поводу не торопятся с окончательными выводами. Все же, стремление к региональному господству сверхдержав также играет важную роль в развитии ядерной программы Ирана.

Принципиальность сверхдержав - выбо­рочная

Большинство государств - ЮАР, Швеция, Бразилия, Аргентина, - подписав ДНЯО в силу политической и военной нецелесообразности, объявили о прекращении своих ядерных программ. Отрадно, что титанические усилия к этому приложил именно Запад. Позиция по ядерному разоружению на Востоке, вроде бы, также была непоколебима. Но как всегда, дипломатиче­ская принципиальность сверхдержав выбо­рочна: США давили на Индию и Пакистан, которые ядерными ракетами, вроде, сдерживают потенциального противника, обходя молчанием ядерную программу Тель-Авива. СССР резко критиковал прозападный Израиль, Пакистан, не сказав ни слова о дружественной Индии. Серьёзные санкции, в отношении этих стран также не были приняты. То ли кнут был недостаточно жесток, то- ли цель зыбка, что в регионе создалась перспектива, что и говорить, зловещая.

Как предотвратить ядерное распространение?

В пылу интриг, бушующих вокруг ядерной гонки в регионе, Иран демонстрирует новые ракеты «Шехаб-3» с радиусом действия до 1700 км, подписывая многомиллионные контракты на поставку российского оружия. Израиль, по знаменитому изречению Голды Меер, не имеет ядерной бомбы, но если возникнет необходимость, использует её, закупает американские средства, предназначенные для уничтожения объектов, расположенных глубоко под землей. США и РФ, тем временем, совещаются, как предотвратить регион от распространения ЯО. В самом густонаселенном регионе мира каждая страна в отдельности, отстаивает свое место под солнцем с помощью оружия. ООН не имеет достаточных сил, чтобы обеспечивать баланс интересов и ответственности между ядер­ными и неядерными державами. Пятерка ядерных держав, постоянные члены Совета Безопасности ООН, не желая принимать меры по сокращению своих вооружений, имеют право вето на любое его решение. Получается замкнутый круг.

Тридцать лет спустя

Стремление Ирана к старту Бушерской АЭС в минувшем веке совпало с исламской революцией и уходом Ризо Шаха, который был смещен "восставшими против антинародного режима народными массами". К тому моменту первый блок АЭС был готов на 85 %. Сегодня, когда старт сокровенного блока Бушера, казалось бы, не за горами, Иран охвачен мощными оппозиционными волнениями против Ахмадинежода. Случайно ли всё это? Сказать сложно. Однако, и тогда, и тридцать лет спустя, противники пуска Бушера достаточно мощны и организованны. Москва также грозится, что в случае отказа от предложенной программы ООН, АЭС в Бушере не будет запущена в энергосеть. Меняются отношения между Россией и Ираном или же не слишком велика мотивация, чтобы Кремль противодействовал Западу? Вопрос остается открытым. Какова цель игроков в этом броске? Отбросить назад программу создания ядерной бомбы «режима аятолл», или же причинить любые препятствия на пути к становлению Ирана в региональную энергодержаву? Ведь, ясно что ядерных материалов для творения оружия - «грязной бомбы» нужно гораздо меньше, чем для создания развитой энергетики.

Нефть или права человека

Основная проблема Ирана – «имеющиеся на территории страны природные ресурсы», подчеркивает Давид Артунян в «Голосе Армении». – «Иначе как можно расценить подвергшийся агрессии Ирак, не имевший никакой ядерной бомбы, сотрудничавший с международными организациями». И меры, предпринимаемые « в плоскости дипломатических и экономических решений в отношении Северной Кореи, которая регулярно производит ядерные испытания» - размышляет аналитик. Может странам, обладающим маломальской ядерной бомбой, центры силы предпочитают уговоры угрозам? Или силовое решение приобщается к «доброй миссии» защиты свободолюбия? Если исходить из принципа гуманности, то как понять демократичную Америку, которая постоянно имела самые тесные взаимоотношения со сверхавторитарными и абсолютно монархическими режимами арабского мира?

Равноудаленность от сверхдержав

Между тем, проблема ядерной программы ИРИ развивается в рамках геополитических интересов. Иран, для «недемократичной» Поднебесной, экономика которой на 50% использует иранскую нефть, буферная зона. Россия, которая 1 декабря 1992 года потеряла статус сверхдержавы и в качестве инструмента своего влияния выбрала давление в газовой трубе, Иран - союзник на Каспии. «Россия и Иран обладают порядка 18% мировых запасов нефти и 40% мировых запасов газа, в связи с чем должны кооперироваться и развивать совместное сотрудничество» - иногда многообещающие доносится до слуха из Тегерана. При этом, Россия и Китай, которые, старались оградить наблюдателя в ШОС от международных санкций, с настороженностью просчитывают, насколько адекватен исламский Иран с ядерной дубинкой в придачу, учитывая их географическую близость и мусульманское население. Иран же, которому, склонны считать многие аналитики, нужно изменить свой сложившийся имидж на международной арене, остро нуждается в современных технологиях добычи и производства энергоресурсов. Ослабляет позицию ИРИ и растущая угроза внутренней нестабильности. Передовые ноу - хау, вот причина уязвимости и шахского, и современного Ирана - одного из богатейших кладовых энергоресурсов мира, от индустриально развитых стран. Вот фактор и ранее препятствовавший в стремлении Ирана к «равноудаленности» от сверхдержав. США, кроме права регулирования над происходящими процессами в центре Евразии, могут претендовать и на контроль над энергоресурсами в Персидском Заливе.

Страна восходящего солнца

На этом фоне трудно представить американо-иранскую договорённость, которая была бы и взаимно выгодна, и осуществима. Катастрофический же финал военного решения тяжело предсказать. Как быть, если допустить, что Иран уже имеет ядерную бомбу? Слава богу, что противник войны в Ираке Барак Обама также стремится к мирному урегулированию вопроса. Но, к сожалению, в быстротечно меняющейся обстановке западные проекты по Ираку, Афганистану пока не приносят нужных результатов, подрывая доверие к США на Востоке. Возможно, препятствуют этому пристрастия некоторых сил к игре на противоречиях стран региона и развитие Ближнего Востока по принципу бесконечной мыльной оперы? В условиях фактически зашедшего в тупик переговорного процесса, может, ООН нужно активнее привлечь азиатские страны, индустриальную Японию, повышая этим статус безъядерных стран в мировой иерархии

ЦА и Иранский конфликт

В связи с событиями в Афганистане, по признанию Белого дома, Центральная Азия остается регионом "критически важным для национальных интересов США". На поддержку центральноазиатских стран в противостоянии с Западом делает серьезную ставку и Тегеран. Хотя, экс Секретарь Совбеза Кыргызстана Мирослав Ниязов, рассуждая об Иранском конфликте в контексте обеспечения региональной безопасности, настороженно заявлял, что: «…хотят ли эти страны (ЦА) ввязываться в международные разборки, которые могут закончиться и военным конфликтом». А зря…

Тегеран, 2010

« Иранцам не следует выглядеть невежественными террористами, стремящимися к авантюрам. Мы должны экспортировать нашу исламскую революцию мирным путем…» - в бытность кандидата в президенты как-то высказал Хошими Рафсанджани. Бесспорно, Иран борется за получения права голоса в управлении миром. Но несбывшихся надежд у революции, включая индустриализацию страны, немало. Экономическая жизнь в Иране за годы революции особенно не улучшилась. Равно как и политическая... Испытать иллюзии в отношении Ирана, когда обозреватели сообщают о жестокой расправе с нарушителями «морального кодекса», а нить жизни политических противников и сегодня без суда и следствия обрывается на веревках виселиц, рано. Тем не менее, нужно учесть, что азарт исламского радикального подьема в Иране давно запал.

Искать точки соприкосновения, чтобы избежать катастроф

Казахстан, бывшая ядерная страна, находится в тройке ведущих мировых производителей урана. Активный член ШОС, союзница Москвы Астана не оплетена Иранской газовой паутиной. По словам Нурсултана Назарбаева, «коллективный кандидат от всех государств Содружества» - Казахстан ныне председательствует в ОБСЕ. В следующем году руководство организации Исламской Конференции также перейдет к Астане. Уникальный случай. Возможно, маневрируя на дипломатическом "минном поле" диалога непримиримых сторон, в поиске варианта, устраивающего и Запад, Астана могла бы разъяснить, что пора признать права Ирана на мирную ядерную энергетику. Чрезвычайно сузив горизонт видения, нельзя всячески загонять Тегеран в геополитический мешок, лишенный инициативы, из которого очень трудно найти достойный выход. Одновременно убедить Иран в целесообразности создания технологии полного ядерного цикла под контролем МАГАТЭ. Сосредоточиться на разработке стратегии, которая содействовала бы в сближении сторон и ликвидировала " возможные катастрофы». Впрочем, можно ли обеспечить региональную безопасность без решения иранского ядерного вопроса?

Первый триллионер планеты

США потратили с 1940 по 1996 год на создание своего ядерного арсенала 5,48 триллиона долларов, или одну десятую всех расходов федерального прави­тельства за этот период времени... «Короче, Альберт Эйнштейн, запатентовавший формулу Е=тс2, вполне мог бы стать первым триллионером планеты. Но вряд ли бы мы его за это больше уважали»- писал Мэлор Стуруа в «Известиях».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.