Скорее всего, ЕС и его западные союзники не смогут добиться в Совете безопасности ООН поддержки своей идеи ужесточения режима санкций, а значит, остается только думать, что еще можно сделать с атомным проектом Ирана.

На Совбезе ООН перед западными державами встала дилемма, связанная с деятельностью Ирана по реализации его атомного проекта. У России и Китая в Совбезе есть право вето, а значит — Совбез вряд ли поддержит введение против Ирана настолько жестких санкций, что они произведут какой-либо эффект, а те санкции, которые Совбез-таки поддержит, скорее всего, будут слабыми и никакого эффекта не произведут.

Недавно подготовленный американцами, британцами и французами (это еще три страны, обладающие правом вето в Совбезе) проект резолюции, как ожидается, будет обсуждаться в апреле, но маловероятно, что Россия и Китай перестанут выступать против введения санкций, направленных против гражданского сектора иранской экономики.

Иранская сторона заявляет, что ее атомный проект, включая деятельность по обогащению урана, носит исключительно мирный характер, во что на Западе верят не все. Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) — венская организация при ООН, занимающаяся контролем над ядерными вооружениями, — тоже сомневается в успешном исходе дела, в особенности после того, как в сентябре прошлого года в Иране был открыт второй, секретный завод по обогащению урана.

Союзники стали заложниками собственной риторики. Президент США Барак Обама год назад выступил с предложением «задействовать» тегеранский режим вновь, и его предложение остается в силе даже после того, как Иран его отверг. В то же время администрация США при поддержке союзников начала осуществлять параллельный план, угрожая Тегерану «губительными санкциями», если он не возобновит многосторонних переговоров по атомному проекту.

«Губительные санкции»

1 октября Хавьер Солана, отвечавший тогда за внешнюю политику ЕС, встретился с высокопоставленным делегатом Ирана в Женеве в присутствии политического руководства стран-постоянных членов Совбеза и Германии, то есть стран, участвовавших в переговорах с Ираном от лица международного сообщества. Была достигнута предварительная договоренность, но пока что иранцы отказываются предпринять какие бы то ни было действенные шаги, а это значит, что приходится вновь заводить речь о «губительных санкциях», правда, никому, даже администрации США, на самом деле не нужно, чтобы они реально были губительными.

С 2006 года Совет безопасности принял три резолюции, касающиеся Ирана, и каждый раз брал на прицел те отрасли, которые могут иметь отношение к атомному проекту: запретил продавать оружие за границу и ограничил возможности внешнеторговых операций для некоторых иранских банков. Возможно, эти шаги замедлили движение Ирана на пути обогащению урана, и специалист по Ирану из парижского Института безопасности Рузбех Парси считает, что санкции эти были настолько эффективными, насколько они вообще могут быть таковыми, хотя, конечно, обеспечивать их соблюдение можно было бы и построже. Впрочем, по мнению Парси, проблема в том, что санкции всегда имеют ограниченный эффект — такова их суть. Многие другие наблюдатели не только готовы подписаться под его словами, но их сформулировать ту же мысль в более резких выражениях. «Если не нападать на Иран» — а ни США, ни Европа на это не пойдут — «то с его проектом обогащения урана нельзя сделать практически ничего», — сообщил один из источников. Западу остается только проверить с
праведливость этого утверждения.

Приглушенная поддержка санкций

Китай с Россией, похоже, нормально относятся к идее ужесточить существующий режим санкций ООН, внеся в «черный список» еще некоторые банки, а в список невыездных граждан — еще несколько работников властных органов режима. Но Западу этого недостаточно, ведь там говорят об ужесточении санкций только Америкой и Евросоюзом, без одобрения ООН. Франция и Германия примирились с этой идеей несмотря на наличие тесных экономических связей с Ираном, как говорят дипломаты — на условии, что будут сохранены все механизмы предоставления помощи через ООН. Сейчас дипломатические усилия сосредоточены на Совбезе. Британцы рассматривают возможность запрета на инвестирование в энергетический сектор Ирана, хотя Россия и Китай этого, скорее всего, не поддержат.
 
Узконаправленные санкции

В США каждая палата конгресса предлагает собственную версию законопроекта о пакете санкций против Ирана, направленном на его энергетический сектор. Но администрация Обамы не хочет мешать снабжению Ирана энергией, так как не хочет терять очки в глазах местного населения (хотя Иран и производит сырую нефть, ему недостает очистительных заводов для удовлетворения внутреннего спроса на топливо, хотя, по оценкам информационного управления по энергетике США, к 2013 году ситуация изменится). Официальные лица США также опасаются, что излишне жесткие санкции могут вбить клин между союзникми как раз тогда, когда им нужно единство в их рядах.

В целом в Европе считают, что любые санкции, если они осложнят жизнь простым иранцам, только повысят легитимность режима в глазах населения, сильно пострадавшего после нечестных президентских выборов, прошедших в июне прошлого года. Тем не менее, ответственные за планирование лица из генерального секретариата совета министров в последние несколько месяцев готовили предварительные варианты действий на разные случаи.

В конечном итоге оказывается, что решение будет иметь не технический, а политический характер. Запад преследует три цели: сохранить единство внутри Ирана, затормозить развитие его атомного проекта (или даже убедить правительство отказаться от него) и избежать введения губительных санкций. Но даже в лучшем случае из трех целей удастся реализовать только две.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.