«Дипломатия потерпела неудачу», - заявил представителям Американо-израильского комитета по общественным связям (AIPAC) сенатор демократ от Нью-Йорка Чак Шумер (Chuck Schumer). – Иран вот-вот получит ядерное оружие, а этого мы допустить не можем».

«Нам надо подумать о последнем способе не дать Ирану получить ядерное оружие - о применении силы», - считает сенатор-демократ от Индианы Эван Бэй (Evan Bayh).

Война – это «ужасная вещь», признает сенатор-республиканец от Южной Каролины Линдсей Грэм (Lindsay Graham), однако «иногда лучше вступить в войну, чем позволить развернуться второму Холокосту».

О том, что это должна быть за война, Грэм тоже говорит:

«Если в ход пойдут вооруженные силы, действовать следует самым решительным образом. Иранское правительство должно утратить способность вести обычную войну против своих соседей и наших войск в регионе. У них не должно остаться ни одного самолета, способного летать, и ни одного корабля, способного держаться на воде».

Даниэль Плетка (Danielle Pletka) из неоконского Института американского предпринимательства (American Enterprise Institute) пишет: «Как сказал мне один вашингтонский политикан, осталось два вопроса: кто это начнет, и чем оно закончится?»

Ответ на первый вопрос мы знаем. Тегеран на нашей памяти никогда не начинал войну первым, и явно не намерен бросаться в самоубийственную атаку на сверхдержаву, обладающую тысячами ядерных боеголовок. Как и в Ираке в 2003 году, Соединенные Штаты развяжут войну против страны, которая на нас не нападала, чтобы лишить ее оружия, которого у нее нет.

С точки зрения Грэма, если уж мы начнем войну, благоразумие диктует нам лишить Иран возможности ответного удара. Как минимум, против целого ряда целей нам придется применить авиаудары и крылатые ракеты.

В первую очередь, такими целями будут иранские ядерные объекты - завод по обогащению урана в Натанзе, построенный американцами реактор, который производит медицинские изотопы, электростанция в Бушере, центрифуги близь города Кум и завод по производству тяжелой воды в Араке.

Проблема в том, что последние три объекта пока даже не действуют, и на всех на них проводятся инспекции ООН. В Бушере ведут работы русские. Никаких доказательств переориентации объектов на военные программы нет.

Если у Ирана есть секретные центры, в которых идут работы над ядерным оружием, почему нам еще не говорят, где они находятся, почему Америка не требует от Ирана пустить на них инспекторов ООН и почему три года назад 16 американских разведслужб заявили, что таких центров нет, а Иран отказался от программы по созданию ядерного оружия еще в 2003 году?

Если Иран, как утверждает Шумер, «вот-вот получит» бомбу, все руководство нашей разведки следует уволить за некомпетентность.

На этой неделе в Washington Times вышла статья под громким заголовком «ЦРУ: Иран способен изготовлять ядерные бомбы» («CIA: Iran capable of producing nukes»), в которой со ссылкой на новый доклад ЦРУ сообщается, что «Иран продолжает развивать потенциал, который, в случае если будет принято такое решение, может быть использован для производства ядерного оружия».

Простите, но это полная чушь. То же самое можно сказать еще о целом десятке стран, которые используют ядерную энергию и развивают ядерные технологии.

Впрочем, вернемся к блицкригу имени Грэма.

Чтобы предотвратить контрудар, Соединенным Штатам придется разбомбить 14 иранских аэродромов со всеми находящимися на земле самолетами. Нам также придется потопить все корабли и подводные лодки иранского флота, а также уничтожить примерно 200 ракетных, патрульных и скоростных катеров, которые находятся в распоряжении Стражей Исламской революции, чтобы они не устанавливали мин и не вредили нашим кораблям.

Также важно в первый же день поразить иранские пусковые установки и заводы по производству ракет, иначе, как и Саддам в 1991 году, Иран, скорее всего, ударит по Израилю, чтобы превратить конфликт в войну Америки и Израиля с исламской республикой.

Среди остальных ключевых целей будут иранские береговые батареи, оснащенные противокорабельными ракетами «Шелкопряд», которые будут угрожать американскому флоту и нефтяным танкерам, идущим через Ормузский пролив. Между тем, любой удар Ирана по кораблям или любое минирование, вероятно, приведет к закрытию Персидского залива и заставит мировые цены на нефть взлететь до небес.

Придется нанести удар и по казармам Стражей революции, особенно подразделения «Кудс», дислоцированного недалеко от Ирака, чтобы замедлить их продвижение через границу на иракскую территорию, где они будут убивать американских солдат и гражданских лиц. Возможно, то же самое будет необходимо сделать с казармами иранских войск близь границы с Афганистаном.

Так как в Южном Бейруте окопалась союзница Ирана «Хезболла», перед ударом, вероятно, следует эвакуировать из Ливана всех американских гражданских лиц, которым в противном случае будет грозить опасность погибнуть или оказаться в заложниках. Да, а будут ли американцы в безопасности в странах Залива, особенно в Бахрейне – на острове с в основном шиитским населением, на котором находится база Пятого флота США?

И, кстати, на чью сторону встанут иракские шииты?

Придется ли нам интернировать всех граждан Ирана, проживающих в Соединенных Штатах, подобно тому, как мы поступили с немцами и итальянцами в 1941 году? И сколько терактов нам стоит ожидать от агентов Ирана и «Хезболлы» в США в отместку за смерть тысяч мирных жителей, которых мы убьем в ходе наших ударов по Ирану?

Пока «партия войны» не втянула нас в очередное кровопролитие, Сенату следует понять, действительно ли Тегеран «вот-вот» получит бомбу, и почему ядерное сдерживание, которое нас никогда не подводило, не может сработать и в его случае.

Патрик Бьюкенен - редактор-основатель The American Conservative, автор недавно вышедшей книги «Черчилль, Гитлер и ненужная война» («Churchill, Hitler, and the «Unnecessary War»»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.