ВАШИНГТОН. Министр обороны Роберт Гейтс написал руководству Белого Дома секретную трехстраничную докладную записку, в которой предупредил об отсутствии у США эффективной и долгосрочной политики по решению проблемы Ирана, настойчиво идущего вперед в своем стремлении стать обладателем ядерного оружия. Об этом сообщили представители правительства, знакомые с содержанием документа Гейтса.

Некоторые чиновники заявляют, что написанная в январе на имя советника Обамы по национальной безопасности генерала Джеймса Джонса (James L. Jones) строго секретная аналитическая записка появилась на фоне активизации усилий Пентагона, Белого Дома и разведывательных ведомств по разработке для президента новых вариантов действий. Они включают набор альтернатив военного характера, которые разрабатываются до сих пор и могут быть применены в том случае, если дипломатия и санкции потерпят неудачу, а Иран не изменит свой курс.

Знакомые с содержанием записки официальные лица рассказывают только о тех ее разделах, которые относятся к стратегии и политике, но не к тайным операциям против Ирана и не к взаимоотношениям с союзниками США в Персидском заливе.

Один высокопоставленный чиновник, подобно всем остальным прокомментировавший записку на условии соблюдения анонимности в связи с ее секретным содержанием, назвал этот документ "сигналом тревоги". Но представители Белого Дома оспаривают такую точку зрения, утверждая, что они вот уже 15 месяцев осуществляют детальное планирование по самым разным вариантам итоговых результатов иранской ядерной программы.

В своем пятничном интервью генерал Джонс отказался комментировать содержание докладной записки. Вместе с тем, он сказал: "По Ирану мы делаем то, что собирались делать. Тот факт, что мы не объявляем публично на весь мир о нашей стратегии, не означает, что у нас ее нет, и что она не предусматривает целый ряд чрезвычайных и непредвиденных обстоятельств. Такая стратегия у нас есть".

Но Гейтс в своей записке написал о целом ряде беспокоящих его моментов, в том числе, об отсутствии эффективной стратегии на тот случай, если Иран выберет курс, который многие государства и иностранные аналитики считают наиболее вероятным: если Иран сумеет собрать воедино все важнейшие компоненты ядерного оружия, такие как ядерное топливо, конструкции и детонаторы – но от сборки действующего ядерного боеприпаса откажется.

В таком случае Иран сможет оставаться в числе участников Договора о нераспространении ядерного оружия, став в то же время "виртуальным" государством-обладателем ядерных вооружений.

По словам ряда официальных лиц, в докладной записке также содержится призыв по-новому оценить то, как Соединенные Штаты смогут сдержать Иран, если тот решит изготовить ядерное оружие; и то, как им относиться к возможности обретения ядерных боеприпасов одной из поддерживаемых Тегераном террористических группировок – хотя такое развитие событий они считают менее вероятным.

Гейтс открыто ни разу не упоминал свою служебную записку. Его официальный представитель Джефф Моррел (Geoff Morrell) отказался прокомментировать конкретные детали этого документа, но в субботу выступил с заявлением, в котором отметил: "Министр считает, что президент и члены его команды по вопросам национальной безопасности уделили массу времени и приложили массу усилий в рамках рассмотрения и подготовки планов действий в чрезвычайных ситуациях в отношении Ирана".

Отвечая на настойчивые вопросы по поводу двусмысленных заявлений администрации о том, в какой мере Соединенные Штаты  готовы позволить Ирану осуществлять свою программу, высокопоставленный представитель администрации на прошлой неделе более четко сформулировал ту грань, переступить которую Ирану не разрешат.

По его словам, Соединенные Штаты сделают так, чтобы Иран не "получил возможность для нанесения ядерного удара", которую Тегеран вполне может обрести еще задолго до изобретения современных боезарядов. "Сюда относится и возможность внезапного выхода из Договора о нераспространении ядерного оружия", - сказал он. Такой вариант, как считают специалисты, не исключен, если Иран вдруг внезапно расторгнет этот договор и воспользуется наработанными технологиями для создания собственного небольшого арсенала.

Две недели назад редакция New York Times взяла у Обамы интервью, в котором прозвучал вопрос о том, видит ли он разницу между Ираном, способным создать ядерное оружие, и Ираном, уже создавшим в полной мере такое оружие. "Я сейчас не буду проводить разбор и анализ", - ответил президент. Вместе с тем, он отметил, что Северную Корею считали государством, способным создать ядерное оружие, до тех пор, пока она не выгнала инспекторов и не стала, как выразился Обама "самопровозглашенным ядерным государством".

Гейтс выразил озабоченность в связи с тем, что разведывательные ведомства могли не заметить признаки того, как Иран делает завершающие шаги на пути создания ядерного оружия. Выступая в прошлое воскресенье в информационной программе NBC “Meet the Press” (Встреча с прессой), он сказал: "Если они намерены дойти до необходимого порога, но не собирать ядерное оружие, как вы сможете определить, что они его уже не собрали? Я, например, не знаю, как это можно будет проверить". Вместе с тем, он предупредил, что у Ирана появились производственные трудности, и заявил: "Они продвигаются медленно – медленнее, чем ожидалось, но они все равно двигаются в этом направлении".

Гейтс сыграл важнейшую роль в разработке стратегии американской администрации. Известно, что за свою карьеру он не раз выступал с мрачными предостережениями о возможных стратегических неожиданностях.

Некоторые чиновники заявляют, что и на эту докладную записку следует смотреть именно в таком ключе: как на предупреждение относительно новому президенту о том, что Соединенные Штаты  не полностью готовы к подобным сюрпризам.

Гейтс написал свою записку после того, как прошли сроки, установленные Обамой для ответа Ирана на его предложение о дипломатическом взаимодействии.

И этот процесс, и попытки введения новых санкций против Ирана продвигаются вперед с большим трудом. Чиновники из администрации надеялись, что прозвучавшее в сентябре заявление Обамы о создании Ираном нового подземного предприятия по обогащению урана внутри горы возле города Кум настроит другие страны резко против Тегерана, однако реакция оказалась приглушенной. Еще три месяца ушло на бесплодные, как оказалось, дипломатические переговоры  с Ираном по поводу плана обмена его низкообогащенного урана  на топливо, необходимое для функционирования медицинского реактора в Тегеране. К моменту написания Гейтсом докладной записки эти переговоры были уже сорваны.

В записке Гейтса нашла свое отражение обеспокоенность Пентагона и военных по поводу того, что у Белого Дома нет тщательно разработанных вариантов действий на случай окончательного провала всех дипломатических усилий. Председатель объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен (Mike Mullen) написал в декабре для своих подчиненных "директиву председателя", в которой высказался о необходимости срочной разработки планов действий в чрезвычайных обстоятельствах. Он предупредил, что военное нападение будет иметь "ограниченные результаты", однако не высказал никаких опасений по поводу недостатков в проводимой политике.

"Если президент потребует применить военный вариант, мы должны быть готовы к этому", - написал адмирал.

Представители администрации, выступая на прошлой неделе в сенатском комитете, однозначно дали понять, что такая подготовка идет. В том же ключе высказался и генерал Джонс. "Президент с самого начала работы нынешней администрации четко заявлял о том, что мы должны быть готовы к любому возможному варианту развития событий, - заявил он в ходе интервью, - и мы занимаемся этим с самого первого дня, вполне успешно создавая коалицию государств, стремящихся изолировать Иран и заставить его выполнять свои обязательства".

На тех же слушаниях в сенатском комитете по делам вооруженных сил начальник разведывательного управления министерства обороны США генерал-лейтенант Рональд Бэрджесс-младший (Ronald L. Burgess) и заместитель председателя объединенного комитета начальников штабов генерал Джеймс Картрайт (James E. Cartwright), являющийся одним из самых опытных офицеров по ядерным вопросам, заявили о том, что в течение года Иран сможет изготовить оружейное ядерное топливо как минимум для одного боезаряда. Вместе с тем, они подчеркнули, что на разработку и изготовление действующей атомной бомбы у него уйдет от двух до пяти лет.

Администрация наращивает усилия по сдерживанию иранского влияния и по противодействию его ракетам. Среди прочих мер, она развернула противоракетные комплексы "Пэтриот" с американскими расчетами в ряде государств Персидского залива. Пентагон также продвигается вперед в реализации плана создания региональной противоракетной обороны, в которой структура, унаследованная от администрации Буша, претерпит изменения, и ракеты-перехватчики наземного и морского базирования будут разворачиваться быстрее.