Утверждать, что Иран находится в полной изоляции, и у него нет друзей, было бы неправильно. В вопросе ядерной программы Тегерана и международных санкций – как эффективного способа решения данной проблемы – нет единого мнения.

Западные страны единогласны в своём стремлении пресечь попытки Ирана создать ядерное оружие. Если он не откажется от планов по обогащению урана, его ожидает четвёртый пакет санкций ООН. Тегеран в свою очередь отвергает обвинения в создании ядерной бомбы и утверждает, что его ядерная программа направлена на развитие атомной энергетики и носит исключительно мирный характер. Однако верится в это с трудом.

Применить новые санкции в отношении Ирана непросто. Китай и Россия, в отличие от Вашингтона и Берлина, не рассматривают ядерную программу Ирана в качестве угрозы и тормозят процесс принятия новых санкций в Совете Безопасности ООН. Больше того: Россия сообщила, что уже этим летом завершит строительство атомной электростанции в Бушере и запустит её в эксплуатацию. Во время своего визита в Москву Госсекретарь США Х. Клинтон заявила,  Америка стремится к тому, чтобы Иран понял – если он не откажется от своей ядерной программы, ни на какие уступки он может не рассчитывать. Однако, по мнению министра иностранных дел России С. Лаврова, Бушерская АЭС «поможет МАГАТЭ оказывать давление на Иран с целью закрытия его ядерной программы», а «от санкций больше всего пострадает народ Ирана, а не те, кто принимает главные решения».

Другой страной, занимающей противоречивую позицию в отношении Ирана, является Китай, также как и Россия обладающий правом вето в Совете Безопасности ООН. Тегеран призывает Пекин не поддаваться «давлению» и во внешней политике действовать в соответствии со своими, а не американскими интересами.

Всё же в прошлом Китай и Россия уже проголосовали в ООН за введения санкций в отношении Ирана. Эти резолюции требовали от Тегерана отказа от обогащения урана, пока не станет ясно, используется ли он для создания ядерного оружия. Представитель МИД Китая недавно заявил о том, что его страна высказывается за решение проблем путём «мирного диалога, переговоров и дипломатии», и пока Китай поддерживает Тегеран в Совете Безопасности ООН. Однако и его терпение имеет свои границы. Хотя Иран является одним из ключевых экспортёров нефти, Пекин не может игнорировать мнение международного сообщества и позицию Саудовской Аравии – такого же важного нефтяного экспортёра и в то же время главного конкурента Ирана на Ближнем Востоке.

В последнее время Иран приобрёл ещё одного союзника – Бразилию. Её президент Lula da Silva отказался поддержать предложение США по введению новых санкций против Ирана. Однако у Бразилии нет права вето в Совете Безопасности ООН. В мае Lula da Silva встречается с президентом Ирана М. Ахмадинежадом и пообещал Х. Клинтон «открытую дискуссию», но не больше. Трудно сказать, почему глава Бразилии поддерживает Иран. В качестве одного из объяснений можно привести тот факт, что у Бразилии также были проблемы с развитием атомной энергетики. Однако они были решены мирно, путём переговоров. Возможно, Lula da Silva хочет использовать имеющийся опыт в решении проблем Ирана.

Кстати, в частном порядке вашингтонские политики признают, что санкции так и не заставили Иран изменить свою политику. И не только Иран. Однако частные заявления представителей власти часто не совпадают с фактической политикой государства. Политика Запада в отношении ядерной программы Ирана однозначна. Её логика понятна – Совет Безопасности ООН должен говорить с Ираном «одним голосом», но его то пока как раз и не слышно.