Не далее, чем вчера, Wall Street Journal опубликовала статью о том, что Израиль, возможно, планирует «в одиночку» атаковать Иран, если США «не преуспеют» в своих попытках дипломатическими методами «остановить» Иран, якобы стремящийся получить возможность производить ядерное оружие.

Помимо того, что нет никаких надежных фактов, которые бы свидетельствовали, что Иран пытается сделать бомбу или хотя бы обогатить уран до оружейного уровня, газета забыла еще об одном важном обстоятельстве: Израиль не может «в одиночку» атаковать Иран, так как его главное оружие это американские самолеты, которые - как и запчасти, и необходимое оборудование - поставляют ему Соединенные Штаты. В сущности, вообще вся израильская военная машина финансируется и вооружается во многом на деньги США.

Ни одна израильская военная акция не сможет осуществиться без полной поддержки США. Говорить иначе – значит вводить в заблуждение американское общество, утверждая, что Израиль следует считать независимым игроком на международной арене. Это неправда.

Еще один пример разжигания войны в СМИ прозвучал в программе Терри Гросс (Terri Gross) «Свежий воздух» («Fresh Air») - самой, по-моему, популярной программе National Public Radio, которая делается у нас, в Филадельфии на студии WHYY – филиале NPR. На этой неделе я слышал, как гость программы - военный корреспондент New York Times Декстер Филкинс (Dexter Filkins), отличный журналист, прославившийся репортажами с Иракской войны – в частности, именно он сообщил о жестокости, проявленной американскими солдатами при взятии города Фаллуджа, - неоднократно называл иранского президента Махмуда Ахмадинежада «главным врагом Америки».

Возможно, Филкинс просто иронизировал – по крайней мере, я на это надеюсь. Однако Терри Гросс никак не комментировала такие характеристики в адрес иранского президента.

Значит, «главный враг Америки»? Неужели? С чего бы это вдруг?

А что, собственно, такого сделали Иран или Ахмадинежад, чтобы стать нашими главными врагами? В Ираке иранцы поддерживают то же самое шиитское правительство, что и США, и в сущности хоть какая-то стабилизация в этой стране – в большой степени заслуга именно Ирана. Они также оказали США на ранних этапах вторжения в Афганистан важную помощь в деле свержения режима талибов, который в Иране всегда недолюбливали.

Мы также помним, что за два года до того, как Ахмадинежад был избран президентом, Иран предложил США признать Израиль, помочь добиться мирного разрешения израильско-палестинского конфликта и прекратить поддерживать вооруженные группировки на Ближнем Востоке в обмен на признание Америкой Ирана тем, чем безусловно является страна с 70-миллионным населением – одной из ведущих региональных держав. Администрация Буша-Чейни, стремившаяся не к миру в Палестине или в Иране, а к оккупации Ирака и контролю над ним, а также к войне с Ираном, отвергла это предложение. Фактически, со времен вторжения в Ирак, США финансируют и организуют в Иране террористическую кампанию со взрывами, которые унесли немало жизней. Если кто-то и ведет себя воинственно и агрессивно, то это США, по отношению к Ирану, а не наоборот.

Стоит отметить и то, о чем почему-то молчат основные американские СМИ, как коммерческие, так и некоммерческие: исторически Иран никогда не был агрессивной и склонной к экспансии страной (интересно, а о нашей стране кто-нибудь такое всерьез сказать может?). Размеры его населения и запасов нефти делают его одной из самых больших и могущественных стран Ближнего Востока, однако он с 18 века ни разу не вторгался на чужую территорию, и ничто не указывает на то, что он намерен куда-нибудь вторгнуться сейчас.

Даже эксперты по ядерной безопасности смеются над идеей о том, что ядерный Иран мог бы напасть на Израиль – единственную ядерную державу на Ближнем Востоке, обладающую, как считается примерно 200 боеголовками и первоклассными средствами доставки – ракетами и сверхзвуковыми бомбардировщиками. Для Ирана ударить по Израилю примитивной ядерной бомбой значило бы совершить национальное самоубийство, а в отличие от террористов-одиночек, государства самоубийств не совершают. Они могут ошибиться в расчетах с ужасными последствиями, но не идут на осознанные акты самоуничтожения.

Ничего из вышесказанного не доходит до американских журналистов, которые продолжают призывать к войне, которую должны начать либо Израиль с американской поддержкой, либо сами США, и сообщать, что министр обороны (заметим, «обороны»!) Роберт Гейтс (Robert Gates) представил президенту варианты удара по Ирану, и что Белый дом, «предпочитая дипломатическое решение» проблемы с якобы существующими ядерными амбициями Ирана, «рассматривает все возможные варианты».

Большинство СМИ говорят о том, что Иран «уже через год сможет получить уран оружейного качества», не упоминая о том, что нет никаких свидетельств в пользу того, что он намерен это сделать (сам Иран заявляет, что таких планов у него нет). Например New York Times, еще в 2008 году ошибочно сообщала, что Иран обладает достаточными запасами урана, чтобы сделать «одну ядерную бомбу». Теперь они ссылаются уже не на источники в Пентагоне и ЦРУ, а на неких «экспертов», которые считают, что Иран сможет разработать бомбу за три-четыре года, опять умалчивая о том, что до сих пор не доказано, что Иран собирается ее разрабатывать, или даже об этом думает.

В итоге Иран постоянно называют нашим «врагом», или даже «главным врагом» - выражение, которое отдает сказками времен Буша-Чейни об «оси зла», в которую якобы входил Иран, наряду с Ираком и Северной Кореей.

А ведь идея о том, что Иран – наш главный враг очевидно нелепа. Мы говорим о третьеразрядной стране, экономика которой не больше, чем у Финляндии. У этой страны есть третьеразрядная армия, весь бюджет которой - 4,8 миллиарда долларов, то есть меньше, чем наши военные тратят в год на замену своего парка вертолетов Chinook и Seahawk, и которая была бы полностью разгромлена в случае прямого столкновения с США.

Иран не способен напасть на США. Даже его способность угрожать американским войскам в Ираке и Афганистане крайне ограничена, не говоря уж о том, что если у него хватит глупости сделать нечто подобное, ему на голову тут же обрушится вся мощь американской армии.

Читая и слушая то, что у нас пишут об Иране, я не могу не вспомнить то, что китайские государственные СМИ писали о Тайване, когда я жил в Китае в 1990-х годах. Те же самые смехотворные нелепости, такая же искусственная паранойя, то же фанфаронство. Однако средний китаец, по крайней мере, мыслит достаточно здраво, чтобы понимать, что его кормят пропагандой. Американцы же слишком часто готовы верить той чуши, которую они слышат и читают про Иран. Может быть, они не способны показать Иран на глобусе или сказать о стране хоть что-то, кроме того, что живут в ней, вероятно, мусульмане, однако они некритически принимают слова о том, что это – наш «главный враг».

Специально для Филкинса: Если, как я надеюсь, Вы иронизировали, пожалуйста, учтите на будущее, что ирония требует от адресата некоей искушенности, которой, возможно, не стоит ожидать от читателей Times или слушателей NPR.

Дейв Линдорфф – репортер и обозреватель из Филадельфии. Автор книги «Момент убийства: расследование дела о смертном приговоре Мумии Абу Джамалу («Killing Time: an Investigation Into the Death Row Case of Mumia Abu Jamal»).