Иран в понедельник неожиданно заключил соглашение с Бразилией и Турцией, которое способно подорвать попытки администрации Обамы по сдерживанию иранских ядерных устремлений – а если говорить в более широком плане, то и всю дипломатическую стратегию США.

Этой сделкой возрождается идея, впервые озвученная администрацией в прошлом году. Иран отправит часть своих запасов низкообогащенного  урана в Турцию на хранение (возможно, в течение месяца). Сделает он это в обмен на более высокообогащенный уран, используемый в качестве топлива в построенном 42 года тому назад американцами исследовательском реакторе по производству медицинских изотопов.

Вместе с тем, Иран не прекратит работы по обогащению урана и не будет вступать в отдельные переговоры по поводу своей программы.

По словам аналитиков, Иран по сути дела создал иллюзию прогресса в ядерных переговорах с Западом, не предложив при этом того, чего от него давно уже требуют Соединенные Штаты. В результате администрация Обамы столкнется теперь с весьма неприятной перспективой: ей придется отвергнуть предложение, выдвинутое ею самой восемь месяцев назад – или стать свидетельницей того, как разрушаются ее многомесячные усилия по введению санкций.

Если США будут настаивать на принятии резолюции о санкциях в Организации Объединенных Наций, Бразилия и Турция могут проголосовать против, подорвав усилия американских представителей обеспечить международное единство по вопросу ядерных амбиций Ирана.

Новое соглашение усиливает раскол между группой стран во главе с США с одной стороны, и рядом развивающихся стран с другой по вопросу о праве Ирана и других развивающихся стран на использование ядерной энергии.

Такие страны как Бразилия и Турция, а также Египет и Индонезия все чаще смотрят на возглавляемые Западом дебаты по поводу иранской программы как на важный прецедент для собственных ядерных амбиций. И хотя Соединенные Штаты и их союзники выражают опасения по поводу ядерного распространения, некоторые развивающиеся страны заявляют, что мировые державы стремятся контролировать ядерные технологии и хотят помешать разработке независимых программ атомной энергетики.

Объявляя о достигнутом соглашении, бразильский министр иностранных дел Селсу Аморим (Celso Amorim) сказал, что Иран имеет право на "полный ядерный топливный цикл, включая обогащение", а также осудил новые санкции.

"Этот план открывает путь к диалогу и устраняет все основания для введения санкций", - заявил Аморим репортерам. В данном ранее интервью  он сказал, что Западу пора примириться с тем фактом, что у Ирана есть ядерная программа. Иран и прежде сталкивался с "западными странами, обладающими ядерным оружием", отметил он. "Почему тогда не подключили Индонезию, Мексику или Бразилию?"

Бразилия и Турция, представленные президентами двух стран, внесли значительный дипломатический вклад в проведение этих переговоров. Непостоянные члены Совета безопасности редко вмешиваются в процессы, осуществляемые ядерными державами, и во многом такой результат можно расценивать как бунт небольших государств в борьбе за право на ядерную энергию и престиж.

Новое соглашение базируется на том предложении, на которое Иран согласился в октябре после переговоров с Соединенными Штатами, Францией и Россией. Изначально это предложение рассматривалось как мера повышения доверия. По сути дела, оно подразумевало паузу в иранской ядерной программе и давало возможность для продолжения международных переговоров. Это предложение также имело целью помешать Ирану самостоятельно производить более высокообогащенный уран.

Позже Иран отказался от этой сделки, заявив, что не доверяет России и Франции, полагая, что те могут не вернуть ему топливо.

Первоначальное предложение об обмене предполагало вывоз с территории Ирана 1200 килограммов, или почти 80 процентов иранских запасов низкообогащенного  урана. Но поскольку Иран продолжал обогащать уран после выдвижения данного предложения, в результате сделки на тех же условиях из страны будет вывезено лишь 50 процентов иранского запаса топлива.

Тем временем, Иран начал перерабатывать уран и до более высокой степени обогащения – с 3,5 до 19,75 процента. Иранские представители заявили, что продолжат эти работы, хотя необходимость в таком обогащении отпала после заключения в понедельник нового соглашения об обмене.

Важно и другое. В тексте нового соглашения не упоминается о том, будет ли внесена иранская ядерная программа в повестку будущих переговоров. Тегеран, утверждающий, что его программа предназначена исключительно для сферы энергетики, неоднократно заявлял, что вопрос этот не подлежит обсуждению. А в соглашении с участием Бразилии и Турции вновь подтверждается право Ирана на обогащение и даже высказывается идея о сотрудничестве "в строительстве атомных электростанций и исследовательских реакторов".

По условиям соглашения Иран имеет право в любой момент отказаться от этой сделки. В нем также говорится, что новое топливо должно быть доставлено в течение года, что технически вряд ли возможно.

Пресс-секретарь Белого дома Роберт Гиббс (Robert Gibbs) в пространном заявлении отреагировал на соглашение весьма осторожно, заявив, что данное предложение теперь "необходимо четко и авторитетно" представить Международному агентству по атомной энергии, и что "у Соединенных Штатов и мирового сообщества сохраняется серьезная озабоченность".

Европейские и российские официальные лица также отреагировали весьма скептически. Находясь в Вашингтоне, российский вице-премьер Сергей Иванов заявил, что иранское соглашение не должно помешать принятию новой резолюции ООН о санкциях. "Не думаю, что соглашение и резолюция должны тесно увязываться, - сказал он, выступая на обеде в Никсоновском центре (Nixon Center), - я не удивлюсь, если решение или голосование по резолюции состоится в ближайшее время".

Главный вопрос сейчас в том, не воспользуется ли обладающий правом вето в Совете безопасности Китай, который давно уже выступает против новых санкций, таким поворотом в развитии ситуации в качестве оправдания для задержки или ослабления новой резолюции.

Китайские официальные лица по сравнению с другими ключевыми игроками менее скептически отзываются о действиях Ирана. "Мы приветствуем последние дипломатические шаги соответствующих стран и надеемся, что имеющие отношение к этому процессу стороны продолжат позитивные действия", - заявил пресс-атташе китайского посольства Ван Баодун (Wang Baodong).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.