Сегодняшняя сделка с Исламской Республикой Иран, по условиям которой 1200 килограммов обогащённого урана отправится из Ирана на хранение в Турцию, — что это: беспрецедентная сдача президентом Махмудом Ахмадинежадом позиций перед лицом болезненных санкций или «пустышка», придуманная с целью отвратить введение санкций и расколоть международное сообщество?

На первый взгляд сделка сильно напоминает ту самую уступку, которую требовала от Ирана Организация объединённых наций. Турецкий премьер-министр Реджеп Таййип Эрдоган обещает, что в Турции за ураном будут следить инспекторы из Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ). В обмен на это Иран получит 120 килограммов высокообогащённого топлива в форме стержней, готовых к применению в небольшом научно-исследовательском реакторе, находящемся в Тегеране и, по словам иранских властей, использующемся для производства медицинских изотопов.

Что ж, казалось бы, всё не так плохо — особенно если учесть, что условия сделки вполне близки к предлагавшимся в прошлом году венской группой (Россия, Франция, США и МАГАТЭ). Согласно прежнему плану, Иран должен был отослать весь свой запас 3,5-процентного урана в Россию, где его бы обогатили до 20-процентного уровня и превратили в топливные стержни. Сначала Иран согласился, потом передумал, и тогда началось движение в сторону введения против него нового пакета санкций через Совет безопасности ООН.

Есть, однако, и некоторые фундаментальные различия между тем, что предлагалось сделать тогда, и тем, что договорились сделать сейчас. Во-первых, весь смысл прошлогоднего предложения заключался в том, чтобы не дать Ирану довести обогащение ядерного топлива до конца, на чём настаивал и Совет безопасности. Но Ахмадинежад чётко дал понять, что Иран не намерен отказываться от программы строительства центрифуг.

Во-вторых, сегодняшнее соглашение не вносит ясности в вопрос о том, будет ли отправляемое в Турцию ядерное топливо (которое, кстати, считается лишь небольшой частью имеющихся у Ирана запасов) обогащено до более высокого уровня или же оно будет храниться у турок в качестве залога безопасности. В Турции нет ни одного ядерного реактора, и дальнейшим обогащением в любом случае пришлось бы заняться другой стране, обладающей ядерными технологиями. Другими словами, нынешнее соглашение — это шаг в сторону реализации первоначального предложения венской группы, всего лишь один шаг.

Следовательно, истинный мотив здесь — вбить клин между сторонниками санкций, возглавляемыми США, и потенциальными противниками (Россией, Турцией, Бразилией, Китаем и другими). Если Ахмадинежад продемонстрирует некоторую сговорчивость, то страны второй группы вполне могут встать на его сторону. Российские лидеры сегодня просигналили о поддержке сделки, а министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу (Ahmed Davutoglu) обозначил позицию следующими словами:

«Обмен показывает, что Тегеран хочет встать на конструктивный путь ... Больше оснований вводить санкции и оказывать давление нет». Также Иран удачно сыграл на традиционных противоречиях между развивающимся миром и США, из-за чего о сегодняшних переговорах было объявлено в рамках международной конференции развивающихся стран, созванной Ахмадинежадом в Тегеране.

Теперь США будут вынуждены доказывать своим союзникам, что основания для введения санкций на самом деле есть. Россия, к примеру, поддерживать санкции теперь отказывается, а ведь президент Обама очень много сделал, чтобы Россия высказалась в их пользу. Очевидно, что Ахмадинежад не утратил мастерства в последнюю минуту делать уступки как раз такого масштаба, чтобы вызвать раскол среди его противников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.