Много лет Иран общается с Европой и США, изображая нечто вроде «лунной походки», только задом наперёд. Со стороны кажется, что Иран двигается вперёд, к компромиссу по своим ядерным амбициям, но на самом деле его движение направлено назад — к получению ядерного оружия.

В понедельник, однако, Иран решил сменить партнёра. Теперь он договорился с Турцией и Бразилией — двумя такими же «новыми гигантами», желающими набрать побольше веса на мировой арене и противопоставить его Западу. Иран согласился на то, чтобы отправить низкообогащённый уран за границу, в Турцию, в обмен на импорт безопасного ядерного материала, который будет применяться только в научно-медицинском реакторе.

На первый взгляд кажется, что Иран пошёл на уступку. Подобный этому план предлагался Западом в прошлом году с целью создания атмосферы доверия, только пунктом передачи должна была послужить не Турция, а Россия. Иран сначала согласился на такой план, а потом передумал (ещё один пример «лунной походки» наоборот).

Несмотря на явную компромиссную сущность шага, новый план в достаточной степени отличается от первоначального, а выбор момента настолько подозрителен, что у Запада есть все основания быстро устроить Ирану проверку на честность.

Во-первых, Иран согласился только на то, чтобы отдать уран, обогащённый до чистоты всего в несколько процентов. С прошлого года, однако, в Иране начался процесс обогащения урана до 20-процентной чистоты. Почему-то Турция и Бразилия не смогли уговорить Иран отказаться и от этого материала (для производства атомной бомбы нужен уран 90-процентной чистоты; для получения такого материала Ирану могут потребоваться месяцы, если не годы).

Также неясно, сколько именно низкообогащённого урана будет передано Турции, к тому же Иран в любой момент может отказаться от сделки.

Но главная проблема — это выбор времени. Ведь совсем недавно Китай — ключевой держатель права вето в Совете безопасности ООН — дал понять, что поддержит введение нового, более жёсткого пакета санкций ООН против Ирана.

Другими словами, угроза введения санкций и тем более — сами санкции могут заставить Иран идти на какие-то шаги, пусть даже шаги эти и направлены только на то, чтобы выиграть время на развитие его тщательно засекреченного атомного проекта.

Добавляет происходящему подозрительности и тот факт, что Турция, начавшая ввозить природный газ из Ирана, может пострадать от предлагаемых санкций, а значит, заинтересована в том, чтобы отложить момент вступления международного сообщества в конфронтацию с Ираном. Бразилия же, выступившая в роли главного посредника при заключении сделки, возможно, тревожится из-за перспектив давления, которое будет оказываться на неё саму. Имеются подозрения, что Бразилия тоже втайне создает ядерное оружие.

Вероятность развала сделки достаточно высока, чтобы президенту Обаме можно было посоветовать проявить терпение. Турция и Бразилия вполне могут присоединиться к длинному списку стран, разочаровавшихся в Иране в связи с его непостоянством в том, что касается его атомного проекта.

Сам Обама утратил терпение с тех пор, как в прошлом году предложил Ирану диалог по целому ряду вопросов, — его инициатива была отвергнута.

Непросто иметь дело с режимом, который убивает мирных демонстрантов, а легитимность свою обосновывает, ссылаясь на божий промысел, хотя недовольство им среди населения широко рапространено, а экономика в стране разваливается.

США должны каким-то образом не дать Ирану дестабилизировать всю ситуацию на Ближнем Востоке и поставить под угрозу самое существование Израиля ядерными ракетами. Каждый раз, когда Иран допускает прокол на дипломатическом фронте, США должны завоёвывать союзников в борьбе за введение санкций.