ВАШИНГТОН – Администрация Обамы объявила о достигнутой во вторник с ведущими мировыми державами, включая Россию и Китай, договоренности о введении четвертой серии санкций против Ирана в связи с его ядерной программой. Это создает условия для начала упорной борьбы с Тегераном, пытающимся предотвратить принятие санкций полным составом Совета Безопасности ООН.

Объявление о достигнутой договоренности прозвучало на следующий день после того, как иранские лидеры заявили о заключении собственного предварительного соглашения с Турцией и Бразилией о передаче на годичное хранение примерно половины запасов ядерного топлива Ирана. Эти действия были предприняты в рамках отчаянных попыток сорвать проводимую под руководством США кампанию по введению более жестких санкций.

"Эта договоренность – убедительный ответ на усилия, предпринимаемые Тегераном в последние несколько дней, и иного быть не могло", - заявила госсекретарь Хиллари Клинтон, выступая в комитете Сената по иностранным делам. Она назвала достигнутое соглашение "сильным проектом".

Но даже если Совет Безопасности утвердит новые санкции, совершенно не ясно, смогут ли их положения, включая мандат на проверку иранских судов, подозреваемых в заходе в иностранные порты с ядерной техникой или оружием на борту, оказать на Иран достаточное давление и заставить его прекратить обогащение урана, начав сотрудничество с международными инспекторами. Тремя предыдущими пакетами санкций, принятыми Совбезом во время правления администрации Буша, не удалось добиться поставленной цели – заставить Иран отказаться от обогащения урана и ответить на многочисленные вопросы международных инспекторов, подозревающих, что Тегеран занимается разработкой ядерного оружия.

Некоторые из наиболее жестких предложений даже не обсуждались, поскольку  Соединенные Штаты добивались поддержки со стороны  Китая, являющегося крупным торговым партнером Ирана и больше всех остальных сопротивлявшегося введению новых санкций. Вместе с русскими китайцы блокировали все меры, способные привести к остановке отгрузки нефти из иранских портов и прекращению импорта бензина в страну. Президент Обама сам говорил о возможности принятия таких санкций во время своей избирательной кампании в 2008 году.

В итоге договоренность была достигнута пятью постоянными членами Совета Безопасности, обладающими правом вето – Соединенными Штатами, Британией, Францией, Россией и Китаем – плюс к тому Германией. Они согласовали санкции против иранских финансовых организаций, включая те, что оказывают поддержку Корпусу стражей исламской революции. Члены этого корпуса отвечают за военные аспекты ядерной программы и занимают руководящие должности в иранской экономике.

В очередном пакете санкций есть совершенно новые элементы, скажем, требование к странам проводить досмотр судов и самолетов, направляющихся в Иран и из него, если возникнут подозрения в том, что на борту у них имеются запрещенные к провозу материалы. Но, как и в случае с санкциями против Северной Кореи, разрешения на насильственное проникновение на находящиеся в море суда дано не было, так как, по мнению официальных представителей многих стран, такой шаг может привести к крупной конфронтации.

Есть там и другой элемент. Всем странам запрещено давать Ирану разрешение на инвестирование средств в предприятия по ядерному обогащению, в урановые рудники и прочие объекты, имеющие отношение к ядерной сфере. Эта мера направлена на предотвращение сотрудничества Ирана с Венесуэлой и Зимбабве, а также с некоторыми европейскими компаниями, о котором ходит много слухов.

Данная договоренность достигнута на несколько месяцев позже, чем изначально надеялись Соединенные Штаты. Она стала результатом лихорадочных дипломатических усилий, предпринятых за прошедшую неделю. По словам высокопоставленного американского представителя, кульминацией этих усилий стал телефонный звонок Клинтон российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову, сделанный буквально в последнюю минуту. Госсекретарь хотела убедиться в том, что Москва за введение санкций.

По словам этого представителя, не захотевшего представиться по причине обсуждения конфиденциальных переговоров, Соединенные Штаты на прошлой неделе полагали, что они близки к достижению соглашения. Однако им не удавалось урегулировать последние вопросы с Россией по поводу продажи Ирану обычных, то есть, неядерных вооружений, а также с Китаем по поводу инвестиций в иранскую энергетику.

Представитель США в Организации Объединенных Наций Сюзан Райс (Susan E. Rice) заявила: "Мы постараемся проголосовать, когда для этого будут созданы нужные условия, и у членов Совета Безопасности появится возможность рассмотреть этот вопрос". Некоторые официальные лица считают, что момент этот наступит не ранее следующего месяца.

Чиновники из администрации признают, что даже при условии сохранения предлагаемых санкции безо всякого смягчения они вряд ли приведут к изменению поведения Ирана, если наряду с ними он не подвергнется значительному дополнительному давлению.

Многие торговые партнеры Ирана просто проигнорировали три предыдущих пакета санкций. "Дьявол скрывается в реализации", - говорит заместитель директора по исследовательской работе из Вашингтонского института ближневосточных исследований (Washington Institute for Near East Studies) Патрик Клосон (Patrick Clawson).

Проект резолюции по санкциям может натолкнуться на сопротивление со стороны Бразилии и Турции, которые входят в Совет Безопасности как непостоянные члены. Эти страны заключили соглашение о вывозе части иранского ядерного топлива из страны. Турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган подверг резкой критике Соединенные Штаты за их стремление к введению санкций. В понедельник Эрдоган вместе с президентом Бразилии Луисом Инасиу Лулой да Силвой работал над заключением этого соглашения с Ираном.

Представитель Бразилии в Организации Объединенных Наций  Мария-Луиса Рибейро Виотти (Maria Luiza Ribeiro Viotti) заявила: "Бразилия не участвует в обсуждении проекта резолюции в отношении Ирана, так как мы уверены, что сложилась новая ситуация".

Турция и Бразилия осуществляют значительное деловое сотрудничество с Ираном, и похоже, что они готовы продемонстрировать свои мускулы на международной арене. Представители пяти стран, являющихся постоянными членами Совета Безопасности ООН, выступая перед репортерами в штаб-квартире организации, заявили, что с уважением относятся к компромиссу, достигнутому Бразилией и Турцией с Ираном, однако это не решает основную проблему продолжаемых Тегераном усилий по обогащению урана.

Российский представитель Виталий Чуркин сказал, что в проекте резолюции содержатся формулировки, "которые нас устраивают, потому что они вполне адекватно сконцентрированы на вопросах нераспространения".

Китайский представитель в ООН Ли Баодун (Li Baodong) отметил, что резолюция должна стать для Ирана сигналом о необходимости сотрудничества с Международным агентством по атомной энергии. "Цель санкций – усадить иранскую сторону за стол переговоров", - заявил он, высоко оценив при этом инициативу Бразилии и Турции.

Заявление Ирана о том, что он отправит для дальнейшего обогащения в Турцию примерно половину своего ядерного топлива, похоже на попытку подорвать американские усилия заручиться поддержкой Китая и России. Данное предложение очень похоже на октябрьскую договоренность с Западом, которая была сорвана, когда Иран отрекся от своих обещаний.

Иран заявляет, что его ядерная программа предназначена для выработки энергии гражданского назначения, однако американские и европейские представители указывают на проведение работ, которые не имеют отношения к обычному производству электроэнергии.

Как заявил высокопоставленный представитель администрации, один из наиболее важных разделов пакета предлагаемых санкций подготовлен по образу и подобию прошлогодней резолюции против Северной Кореи, принятой после проведения ею вторых ядерных испытаний. Той резолюцией всем странам было дано право досматривать грузовые суда, идущие в Северную Корею или из нее, если у них появятся подозрения в наличии на борту оружия или ядерного оборудования.

В случае с Северной Кореей были достигнуты некоторые, пусть и весьма скромные успехи. Один раз Северная Корея дала команду своему судну вернуться в порт, чтобы не подвергать его досмотру.

Статья подготовлена при участии Нейла Маркфаркуара (Neil MacFarquhar), Питера Бейкера (Peter Baker) и Рафаэля Майндера (Raphael Minder).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.