Из 25 двусторонних соглашений, которые, по словам главного кремлевского советника по внешней политике Сергея Приходько, были готовы к подписанию к началу двухдневного визита президента Дмитрия Медведева в Анкару на прошлой неделе, прошли только 17. Среди них отсутствовали важнейшие договоры, дававшие зеленый свет прокладке при поддержке "Газпрома" трубопроводов "Южный поток" и "Голубой поток – 2", по которым планируется перекачивать российский газ по дну Черного моря в Болгарию, а затем дальше в страны Европы. Накануне визита Приходько назвал данные проекты "многообещающими областями российско-турецкого сотрудничества", и расхвалил их как "самые значительные коммерческие контракты" дуэта в составе "Газпрома" и "Роснефти". Но они таковыми не стали – по крайней мере, пока.

Ясно давая понять о незавершенной пока работе, Медведев заявил после переговоров с турецким премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом, что Россия и Турция смогут продвигаться вперед в "реализации  проектов", направленных на "укрепление энергобезопасности наших стран, и позволяющих открывать транспортные коридоры, более эффективно снабжать энергоресурсами страны Европы, другие страны". Довольно метко оценивая результаты визита Медведева, украинское агентство "УРА-Информ" написало: "Турецкие власти не поддались на увещевания президента России Дмитрия Медведева принять этот документ, который позволил бы проложить российско-итальянский трубопровод "Южный поток" по территории Турции".

В августе прошлого года премьер-министр Владимир Путин и его турецкий коллега договорились о проведении экологических исследований в турецких территориальных водах, где планируется проложить "Южный поток", являющийся совместным проектом "Газпрома" и итальянской нефтегазовой компании Eni. Несмотря на это, Россия пока так и  не получила никаких разрешений на сооружение трубопровода, который составит прямую конкуренцию поддержанному ЕС проекту Nabucco. Но представитель "Газпрома" Анастасия Иванова постаралась преуменьшить серьезность этой проблемы, сказав, что стороны и не собирались подписывать никакие соглашения о газопроводах во время медведевского визита. "Россия и Турция в прошлом году подписали межправительственное соглашение, по которому Турция может дать разрешение на реализацию проекта "Южный поток" до 1 ноября, - заявила Иванова, - с момента подписания соглашения не произошло ничего такого, что могло бы лишить его законной силы".

Но каковы бы ни были официальные версии, совершенно очевидно, что стороны пока не сумели достичь согласия по этим ключевым вопросам, говорят эксперты. "Отношения между Россией и Турцией очень непостоянны и натыкаются на кочки на каждом повороте, - говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, - возьмем для примера трубопровод Бургас-Александруполис. Россия решила проложить трубопровод Бургас-Александруполис, потому что  Турция не разрешала нашим танкерам проходить через Босфор и Дарданеллы. Вот почему нам пришлось пойти в обход Турции и перекачивать нашу нефть через Болгарию и Грецию".

Турецкий премьер-министр прибыл в понедельник в Азербайджан для подписания сделки по природному газу, которая может превратить азербайджанское газовое месторождение Шах-Дениз в источник для закачки газа в долгожданный трубопровод Nabucco. Этот поддержанный ЕС проект имеет целью ослабить мощные российские позиции на региональном энергетическом рынке и открыть путь азиатским энергоресурсам в Европу. "Если турецкому премьер-министру действительно удалось заключить сделку, это даст зеленый свет второй фазе освоения данного каспийского месторождения и привлечет других участников – из Туркменистана, Ирана и даже из Ирака, в связи с чем российский "Южный поток" станет не нужен", - сообщил русской службе Би-Би-Си газовый эксперт из находящейся в Пенсильвании консалтинговой фирмы East European Gas Analysis Михаил Крутихин.

Однако другие эксперты не видят больших перемен, влияющих на экспорт российского газа – даже если Турции удастся подключить к трубопроводному проекту Nabucco Азербайджан. "Азербайджан считается потенциальным поставщиком газа для трубопровода Nabucco, но если мы внимательнее посмотрим на цифры, то увидим, что эта страна может поставлять только восемь миллиардов кубометров газа со своего месторождения Шах-Дениз, - говорит Симонов, - этого недостаточно, чтобы произвести революцию в газовом экспорте в страны ЕС. Если бы соглашение было подписано с Ираном, то у России появились бы большие проблемы".

Также в понедельник Россия столкнулась еще с одним раздражающим фактором в своих и без того неспокойных взаимоотношениях с Турцией. Иран дал согласие передать Турции 1200 килограммов своего обогащенного урана в результате договоренности, достигнутой при посредничестве бразильского президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы и турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана. По условиям соглашения Турция станет местом проведения обмена ураном между Ираном и Западом. Таким образом,  Россия и Франция, где ранее предполагалось производить обмен и обогащение, останутся в стороне. "Это загадка, почему Россия не сумела получить необходимое разрешение на строительство "Южного потока", в то время как Турция смогла заключить сделку о проведении обмена ураном между Ираном и Западом, - говорит старший экономист из группы "Ренессанс Капитал" Алексей Моисеев, - есть вопросы, которые напрямую или опосредованно затрагивают интересы России. А Россия в обоих случаях оказалась в стороне".

По словам Симонова, решение о передаче обогащенного урана Турции это пощечина России, поскольку  Москва хотела выступить в качестве  посредника, чтобы следить за тем, как Иран осуществляет свою мирную ядерную программу. "Россия практически субсидирует Турцию, чтобы сделать из нее более сговорчивого партнера, - говорит Симонов, - мы помогаем Турции стать ядерной державой, строя там крупнейший в мире реактор, что России совсем не нужно. Мы вкладываем туда огромные суммы, которые Турция вернет только через восемь лет. Кроме того,  мы обеспечиваем их атомной электростанцией, создающей непосредственную конкуренцию нашему газовому экспорту в Европу. Дальше в целях обеспечения взаимности идти уже некуда".

Аналитики и отраслевые эксперты объясняют такую многовекторную дипломатию Турции и ее проволочки стремлением Анкары воспользоваться своим исключительным географическим положением транзитного центра на пути в Европу для выбивания экономических уступок из Москвы. Аналитик из инвестиционной компании "Метрополь" Дмитрий Маслов говорит, что Анкара давит на Москву с целью снижения на десять процентов цен на поставляемый в Турцию газ и отмены газпромовских контрактов "бери или плати", которыми предусматривается, что покупатель импортирует определенный объем газа вне зависимости от того, нужно будет ему такое количество или нет, и в случае отказа выплачивает штраф. Турция покупает 62 процента необходимого ей газа у "Газпрома", в связи с чем сегодня она является  вторым по объемам закупок импортером российского голубого топлива после Германии. Москва недавно пошла на такую уступку Украине. По словам Маслова, Турция может выиграть до 7 миллиардов долларов, если условие "бери или плати" будет отменено.

Как говорит Симонов, важно то, что президент Медведев не поддался дипломатическому натиску Турции накануне встречи 12 мая. "Москва не спешит идти на ценовые уступки Анкаре, потому что  надеется изменить маршрут трубопровода, перенеся его с юга на север и проложив трубу вдоль украинского побережья. Если Киев согласится на некую форму объединения между "Нафтогазом" и "Газпромом", которое было предложено Путиным, то России "Южный поток" в его нынешнем виде будет не нужен", - считает Симонов.

По мнению аналитиков, Москва загнала Турцию в угол, твердо настаивая на том, чтобы Анкара не участвовала в проекте Nabucco, а взамен согласилась на участие в других проектах, реализуемых при российской поддержке. "Nabucco остается любимым детищем ЕС, и поэтому все, что грозит срывом данного проекта, вызывает болезненную реакцию в Европе, - отмечает Моисеев, - безусловно, Анкара намерена вступить в Евросоюз. Именно этим можно объяснить ее тщательно продуманное балансирование в отношениях с Россией".

Нефтегазовый аналитик из UniCredit Артем Кончин говорит о том, что Турция хочет получить и вершки, и корешки. Она надеется на политические уступки со стороны  Евросоюза и одновременно  на экономические уступки от России. "Россия и Турция не смогли договориться, потому что  Турция намного больше заинтересована в прокладке конкурентного трубопровода Nabucco. Во-первых,  это поднимает статус Турции в ее взаимоотношениях с ЕС, а во-вторых, Турция может стать центром распределения и поставок газа, причем не только из Азербайджана, но также из Туркменистана в Иран и Ирак, а в будущем и в Египет, - заявляет Кончин, - с другой стороны, основная цель Турции это получать дешевые энергоресурсы. Добиться этого она может благодаря российским проектам "Южный поток" или "Голубой поток – 2". Она даже может обеспечить достижение этой цели за счет гигантской атомной электростанции на 4,8 гигаватта стоимостью 20 миллиардов долларов, которую планирует построить Россия".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.