Бразильское правительство было захвачено врасплох в понедельник, когда глава иранского агентства по атомной энергии Али Акбар Салехи (Ali Akbar Salehi) заявил, что его страна сохранит программу по обогащению урана до 20%.

Заявлением бросил тень на эффективность соглашения, достигнутого при посредничестве Бразилии и Турции, и послужило в качестве аргумента для великих держав, которые считают, что взятое на себя Ираном обязательство является уловкой, чтобы избежать новых санкций.
 
Согласно первому помощнику президента, хотя соглашение не запрещает стране продолжать обогащение урана, бразильское правительство не ожидало, что Иран займется этим вопросом сразу после встречи в Тегеране. "Они попытались угодить общественному мнению внутри страны", признался источник.

Другой ближайший помощник президента Луиса Инасио Лула да Силвы (Luiz Inácio Lula da Silva) высказался более ясно: "Мы были застигнуты врасплох". Бразильское правительство попыталось сымпровизировать, реагируя на это сообщение. Как только стало ясно, что эта тема будет использована в США, Франции и Великобритании, чтобы дискредитировать соглашение, Бразилия заняла осторожную позицию, сказав, что этот компромисс был только первым шагом, а вопрос обогащения нужно было тщательнее обсуждать в Совете Безопасности ООН.

Молчание


Столкнувшись с новой информацией, которая появилась во вторник, Лула предпочел отмолчаться. "Я хочу, чтобы новости созрели. Я хочу посмотреть на все, что появляется, чтобы увидеть, что произойдет", пояснил он, отвечая на вопрос бразильского издания Estado  во время саммита государств Латинской Америки и Карибского бассейна и Европейского союза, который проходит в Мадриде.

Советник президента Бразилии по международным вопросам, Марко Аурелио Гарсия высказался довольно жестко в отношении США, предупреждая о политических рисках введения санкций и требуя расширения группы из шести мировых держав (США, Россия, Франция, Великобритания, Германия и Китай), ведущих переговоры с Ираном, включив в нее Бразилию и Турцию.
 
Лула критикует


Вчера, получив поддержку от бывшего главы правительства Испании социалиста Фелипе Гонсалеса Лула прервал молчание и заявил, что соглашение, подписанное в Тегеране "именно то, чего США добивались пять или шесть месяцев назад".

Бразильский президент сказал, что целью было не получение нового соглашения по ядерной программе, но обещание от иранского правительства, что оно примет предложение Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которое предусматривает обмен необогащенного урана на ядерное топливо.