В ходе состоявшегося в этом месяце визита в Анкару российского президента Дмитрия Медведева Турция и Россия укрепили свое партнерство по целому ряду направлений, подписав 17 соглашений. В основном они затрагивали сотрудничество в области энергетики, которое в отношениях между странами играет роль движущей силы.

Наиболее значимым итогом визита можно считать подписание сторонами протокола, развеивающего неопределенность, которой был окутан вопрос о строительстве первой в Турции атомной электростанции. Если парламенты обеих стран ратифицируют этот документ, то российская компания «Росатом» создаст дочернюю фирму, на 100% принадлежащую России, которая будет строить, обслуживать и финансировать турецкую атомную электростанцию. Позднее, «Росатом» сможет продать 49% акций дочерней компании, оставляя при этом за собой право сохранить контрольный пакет.

Другие договоренности в сфере энергетического партнерства развивают ранее заключенные соглашения. Стороны подтвердили намерения сотрудничать по проектам трубопроводов «Голубой поток» и «Южный поток». Москва также выразила готовность поддержать проект нефтепровода «Самсун-Джейхан». По слухам, Москва не стала давать твердых обязательств обеспечивать трубопровод российской нефтью, но зато пообещала инвестировать в его строительство 3 миллиарда долларов. В целом, о других конкретных шагах, которые могли бы свидетельствовать о значительном прорыве в сфере энергетического партнерства, не объявлялось, однако, как сообщают источники в дипломатических кругах, в ноябре может быть подписано новое соглашение по «Южному потоку».

Пресса больше всего внимания уделила договору, который позволит гражданам обеих стран посещать другую страну без виз для деловых и туристических целей сроком на 30 дней. Если каждый год Турцию посещают приблизительно 2,5 миллиона туристов из России, то число посещающих Россию турок достигает только 40 000. Так как многие турки едут в Россию по делам и вынуждены проходить долгий процесс получения виз, в то время как россияне должны только получить на турецкой границе разрешение на въезд, этот договор будет положительно воспринят в Турции. Более того, его подписание имеет символическую значимость, так как подчеркивает взаимное доверие между странами. Чтобы еще сильнее его подчеркнуть, Медведев заявил, что стороны будут стремиться к полной визовой либерализации в будущем.

В целом отказ от виз лежит в русле политики турецкого правительства, которое в последнее время стремится заключать такие соглашения с самыми разными странами, чтобы продемонстрировать, что Турция добивается «беспроблемных» отношений с соседями. При этом турецкая пресса утверждает, что Москва не хотела отменять визовые требования из соображений безопасности. По слухам, Москва согласилась на договор о визах только после того, как Анкара согласилась на ядерную сделку, и Россия не введет его в действие, пока турецкий парламент не ратифицирует соглашение об АЭС.

Подобные процветающие связи, укрепившиеся в последнее десятилетие, позволили двум странам преодолеть горькие воспоминания, порожденные многовековым историческим соперничеством. По итогам ряда саммитов между Турцией и Россией были заложены основания для политического диалога по широкому кругу вопросов. Перед экономическим кризисом объем двусторонней торговли между странами достигал почти 40 миллиардов долларов, в основном за счет импортируемых Турцией из России углеводородов (в первую очередь природного газа).

Кроме того, Россия служила для Турции важным направлением экспорта, а объем контрактов турецких строительных компаний в России доходил почти до 30 миллиардов долларов. Турецкий и российский лидеры подчеркнули, что они рассчитывают вывести торговлю и инвестиции сначала на докризисный уровень, а потом в течение нескольких лет на уровень 100 миллиардов долларов в год.

Тем не менее, до какой степени стороны способны углублять свое политическое партнерство до сих пор остается под вопросом. Впрочем, легкость, с которой Турция согласилась зависеть от российских энергоносителей, а также планы Анкары приобрести российские вооружения свидетельствуют о том, что Россия сейчас перестает восприниматься в Турции как угроза. В частности, турецкая элита, продолжая придерживаться прозападной ориентации, нередко готова выступать с общих с Россией позиций по проблемам международной безопасности, включая войну 2003 года в Ираке, поддержание стабильности на Черном море, иранскую ядерную программу и ближневосточный мирный процесс.

В ходе предыдущих контактов Медведева с турецким руководством отношения между Турцией и Россией были определены как стратегическое партнерство. В ходе этого визита Турция и Россия создали Совет сотрудничества высшего уровня. Этот формат повторяет схожие соглашения, ранее подписанные Анкарой с другими странами, в основном со своими ближневосточными соседями. На его основе турецко-российские отношения должны одновременно развиваться в экономической, политической и культурной сферах.

Этот визит также дал дополнительные основания предполагать, что стороны могут выработать согласованную позицию по ряду международных вопросов и что Турция, возможно, добьется от России поддержки по вопросам, которые важны для нее. Об этом свидетельствуют некоторые ремарки Медведева о палестинско-израильском конфликте. Турецкое правительство пытается защищать права палестинцев. Стремление Анкары включить в мирный процесс ХАМАС навлекло на нее недовольство Израиля и вызывает напряженность в ее отношениях с Западом.

В ходе совместной пресс-конференции со своим турецким коллегой Абдуллой Гюлем, Медведев заявил о грозящей Газе гуманитарной трагедии и призвал международное сообщество включить в мирный процесс все заинтересованные стороны и поддержать объединенную Палестинскую администрацию. Интересно, что это заявление последовало за состоявшимся на той же неделе визитом Медведева в Сирию, во время которого он встретился с лидером ХАМАСА Халедом Машалем. Готовность Москвы таким образом участвовать в ближневосточном мирном процессе пробуждает у турецкого руководства и народа симпатию к ней.

Турция также ценит поддержку, которая Россия оказывает ей в замороженном конфликте на Южном Кавказе, также обсуждавшемся в ходе визита Медведева. С тех пор, как перспектива нормализации отношений между Турцией и Арменией отошла на второй план, основным приоритетом Анкары стало мобилизовать международное сообщество, и в особенности Минскую группу, чтобы оно активнее искало пути решения карабахского вопроса. (В состав Минской группы входят Белоруссия, Германия, Италия, Португалия, Нидерланды, Швеция, Финляндия, Турция, Армения и Азербайджан под председательством Франции, России и Соединенных Штатов.) Медведев вновь подтвердил, что Москва готова поддержать в этом Турцию, однако пока неясно, насколько на Россию, в прошлом уже обманывавшую ожидания турок, можно полагаться.

Сабан Кардас - ассистент факультета политологии Университета штата Юта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.