Перевод предоставлен изданием "Курсор" (Израиль)

Главный раввин ЦАХАЛа, полковник Авихай Ронецки, дал на этой неделе несколько интервью израильским средствам массовой информации. Таким образом Ронецки отметил свой предстоящий уход в отставку.

В ходе бесед с журналистами главный армейский раввин представил свою идеологическую программу – больше намеками, чем прямым текстом. И вот вам лишь несколько мировоззренческих перлов полковника Ронецки: "жителей центра страны не найти в боевых подразделениях; служба в армии религиозных девушек (в том числе его собственных дочерей) – это проблема; гомосексуальность, согласно иудаизму, проблема, которой следует заняться всерьез; "неосионистскую" газету "Гаарец" (военный обозреватель которой Амос Харэль обнародовал разного рода сомнительные высказывания раввина Ронецки, поставишие его в неловкое положение) не нужно распространять в армии".

Это достойный полковника Ронецки завершающий аккорд, который подводит черту под его деятельностью на посту главного раввина ЦАХАЛа. Ронецки удалось сделать то, что прежде не удавалось ни одному его предшественнику – серьезнейшим образом усилить влияние армейского раввината. Под его началом это влияние распространилось на значительную часть учебно-воспитательного корпуса ЦАХАЛа и даже на боевые подразделения. Главными конкурентами Ронецки был не учебно-воспитательный корпус, а те, не имеющие отношения к армии, раввины и духовные авторитеты, которые в последние годы оказывают большое вляние на военнослужащих крупных боевых подразделений.

В ближайшие дни наверняка поднимется волна возмущения против высказываний полковника Ронецки. Некоторые просто выразят свое потрясение сказанным, иные попытаются оспорить заявления главного раввина ЦАХАЛа. И действительно: в боевых подразделениях служит большое число жителей центра страны – солдат и офицеров, включая высокий процент летчиков военно-воздушных сил. И все-таки гораздо важнее не указать полковнику Ронецки на его ошибки, а понять, о чем он, собственно, говорит.

То, что описывает Ронецки, касается не всех боевых частей ЦАХАЛа, а сухопутных войск, пехотных подразделений Армии обороны Израиля. Там на самом деле имеется высокий процент религиозных офицеров, который еще более увеличивается, когда речь заходит о среднем офицерском составе. В 50-е годы, как гласит предание, главный раввин ЦАХАЛа Шломо Горен впервые посетил десантную дивизию. Кибуцники, составлявшие большую часть бойцов этого подразделения, дождались того момента, когда уважаемый рав зайдет в уборную, и бросили туда дымовую шашку.

Примерно два года назад более ста солдат и офицеров той самой десантной дивизии покинули праздничное мероприятие потому, что среди артистов военного ансамбля были девушки. Вот вам квинтэссенция произошедших за последние десятилетия изменений. И это не единственное изменение. В своем интервью Ронецки сообщил, что количество военнослужащих, которым оказывает помощь армейская социальная служба (ТАШ) – речь идет о солдатах, которые нуждаются в поддержке в связи с семейными и социо-экономическими проблемами - значительно увеличилось в последние годы - именно в боевых подразделениях.

Это также связано с изменением социального состава военнослужащих боевых частей: среди них есть немало представителей израильской периферии – географической и социальной. И в этом Ронецки прав: высшие и средние слои общества, представители которых в прошлом составляли элиту сухопутных войск, перестали отправлять своих сыновей в боевые подразделения.

Однако главной причиной такого рода изменений является отнюдь не потеря мотивации жертвовать во имя государства. Юноша, который отправляется служить в подразделение спеценаза генерального шатаба (сайерет маткаль) или поступает на летный курс, готов рисковать жизнью не меньше, чем солдаты и офицеры бригады "Голани". Его пугает не возможная гибель на поле боя. Ему мешает то, что значительную часть своей службы он будет вынужден провести на территориях.

Даже тот, кто полагает, что соображения государственной безопасности или религиозная вера обязывают Израиль продолжать свое присутствие на оккупированых территориях, должен признать тот факт, что значительная часть военнослужащих боевых подразделений сухопутных войск (почти весь резервистский состав) выполняет полицейские функции по отношению к гражданскому населению палестинских территорий. Он должен понять, что некоторые группы населения найдут способ избежать призыва в эти подразделения – кто-то пойдет служить в спецназ, а кто-то будет просто уклоняться от воинской повинности.