Если Америка не в состоянии играть роль посредницы для достижения мира на Ближнем Востоке, то не пора ли русским заняться этим делом? У них давняя история отношений с этим регионом – и им не связывает руки никакое израильское лобби.

Я всегда говорил, что где-то в Атлантике – а может, где-то в Средиземноморье – лежит линия геополитического разрыва (а может, это экран или занавес), через которую милый старый Запад (когда-то называвшийся христианским миром) смотрит на Ближний Восток, а затем неверно истолковывает все, что увидит. Иранское предложение о мирном разрешении проблем с его ядерной программой становится угрозой и основанием для применения санкций. Предстоящие выборы в Египте считаются очередным шагом в сторону демократии, а не к продолжению однопартийного правления 81-летнего диктатора.

Очередное начало "непрямых" мирных переговоров между палестинцами и израильтянами становится еще одним частичным успехом американского миротворчества, но отнюдь не постыдным доказательством того, что у палестинцев нет никакой надежды. А новое кровопролитие в Ираке и Афганистане это символ "отчаяния" "Аль-Каиды" и "Талибана", но не признак того, что мы проиграли обе эти войны.

Однако линии разрыва между Россией и Ближним Востоком не столь глубоки. Кроме того,  они не так сильно затушевывают правду. И на то есть целый ряд причин. Советский Союз обладал более чем колониальной властью в ряде мусульманских республик – на самом деле, Россия еще в 19-м веке воевала в Чечне. Почитайте "Хаджи Мурата" Толстого. "О ненависти  к  русским никто и не говорил, - писал Толстой о людях, потомки которых спустя столетие будут воевать с армией Путина, - Чувство, которое испытывали  все … от мала до велика, было  сильнее ненависти. Это была не ненависть,  а непризнание  этих русских собак  людьми и отвращение, гадливость и недоумение перед  нелепой жестокостью этих существ". Этими словами вполне можно описать мощный гнев жителей Грозного или жестокую ярость афганцев после вторжения Советов в 1979 году.

Да, русские многому научились в Афганистане. А наша оккупация длится дольше, чем их (правда, наши славные генералы и премьер-министры вам об этом не скажут). Наши великие планы битвы при Кандагаре (я подозреваю, что никакой битвы не будет) менее амбициозны, чем советские планы в отношении Герата и Кандагара. Но русские помнят о том, что с ними произошло.

Бен Ладен как-то хвастался мне, что он уничтожил целую советскую армию в Афганистане. В этом утверждении есть зерно правды. Будучи пять лет назад в Москве, я слышал, как советские ветераны афганской войны (часть из них стала сейчас калеками из-за наркотиков) рассказывали о самодельных взрывных устройствах, на которых подрывались их товарищи в Гильменде и Кандагаре, о том, как захваченных в плен советских солдат расчленяли, как с них заживо сдирали кожу. Надо помнить, что Советы вошли в Афганистан в своих собственных интересах. Брежнев опасался, что утрата коммунистического союзника в Кабуле станет прологом к нападениям со стороны мусульман на юге Советского Союза. Но СССР утверждал, что оказывает поддержку народному правительству (которое, конечно же, возглавлял безнравственный лидер), борется за социалистическое равенство, особенно в области образования и здравоохранения, а также обучает афганскую армию. Продолжать я не буду…

Но Советы неплохо понимали мусульманский мир – и уж точно, его арабскую часть. Они десятилетиями учили диктаторов из этих стран, как править при помощи кремлевских методов. Они создали сотни мини-КГБ для подавления и уничтожения любой оппозиции. Они в огромных количествах поставляли в эти страны оружие и боевые самолеты, а также обучали их солдат бороться с собственным народом.

А когда Израиль одержал победу в 1967 году, а затем еще раз в 1973-м, а затем снова в 1982-м (я вспоминаю один памятный момент во время израильской осады Бейрута, когда лидер Демократического фронта освобождения Палестины умолял Москву сбросить с воздуха в окруженную столицу Ливана оружие), русские стали свидетелями унижения арабов. Русские дипломаты гораздо лучше говорили по-арабски, чем их американские коллеги (они и сейчас лучше говорят), и понимали всю лживость заверений в поддержке арабского "дела", с которыми они – русские -  должны были выступать.

Поэтому, когда президент Дмитрий Медведев прибыл в этом месяце в Дамаск на встречу с сирийским лидером Башаром Асадом, арабы, естественно, прислушивались к нему. А мы, естественно, нет. Медведева отнюдь не впечатлили успехи "миротворчества". Напротив, он заявил, что ситуация на Ближнем Востоке "очень и очень плохая", и обратился к американцам с просьбой предпринять серьезные действия. "По сути, ближневосточный процесс деградировал, - сказал Медведев, - Дальнейший «разогрев» ситуации на Ближнем Востоке чреват взрывом и катастрофой". И что, американцы прислушались? Да ничуть. Вместо этого мадам Клинтон и иже с ней побежали на Капитолийский холм, чтобы рассказать американским законодателям, что турецко-бразильско-иранская ядерная сделка недостаточно хороша. Процесс принятия санкций ООН продолжится – с помощью России. Что ж, посмотрим.

После этого предупреждения президент России, являющейся  членом бесславного "квартета", который вроде бы возглавляет не менее бесславный Тони Блэр, сделал то, что Блэру и сонму британских дипломатов надо было сделать уже давно: он встретился в Дамаске с лидером ХАМАС Халедом Машаалем (Khaled Meshaal) и попросил его освободить израильского солдата, попавшего в плен в Газе. Давайте вспомним, что героическая израильская армия, воины которой почти полтора года назад взяли штурмом эту навозную кучу бедности и несправедливости, так и не нашла своего захваченного солдата. Израильтяне лишь слегка покритиковали Медведева (они сделали бы то же самое, соверши такой визит Блэр, Уильям Хейг или Обама) – но ведь бесноватый израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман из России, не так ли?

И что произошло дальше? Ну, Медведев разжег настоящий пожар, когда официально объявил о поставке в Сирию систем ПВО малой дальности "Панцирь", зенитно-артиллерийских батарей и целой армады истребителей МиГ-29. И что в тот же самый день сделал Обама? Он попросил Конгресс утвердить выделение 133 миллионов фунтов стерлингов на израильскую противоракетную оборону. Произошло это спустя буквально месяц после заявления израильского президента Шимона Переса (оно вызвало значительный скепсис в Америке – но не может же она показывать это перед лицом израильских заявлений) о том, что Сирия передавала "Хезболле" в Ливан огромное количество мощных (и устаревших) ракет "Скад". Старые мастодонты не очень-то пригодились "Хезболле", хотя эта организация, заявившая, что у нее припасено уже 20000 таких ракет для нанесения удара по Израилю, коварно решила не опровергать всю эту чепуху про "Скады".

Это огромная потеря денежных средств для США, России и Сирии – но не для Израиля, чья экономика держится на плаву благодаря финансовой помощи Америки. Но Запад эту потерю просто не замечает, и продолжает свои маленькие игры в санкции ООН и в озабоченность по поводу "безопасности" Израиля (не выражая абсолютно никакой озабоченности по поводу "безопасности" Палестины). А Обама на этом своем Западе в буквальном смысле расстилает красную ковровую дорожку перед бесчестным и бесчестящим других Хамидом Карзаем.

Почему, ну почему, не устаю я спрашивать себя, Обама, который на протяжении долгих месяцев дискутировал по вопросу "наращивания группировки" в Афганистане (как я ненавижу это словосочетание), не задействует всех своих "экспертов" по внешней политике и не займется этой усиливающейся трагедией целого региона? У Соединенных Штатов повсюду - "от вод до светлых вод" – есть целые армии факультетов и кафедр ближневосточных исследований, исламских исследований, еврейских исследований, арабских исследований. Но никто и никогда не апеллирует к их ученой мудрости. Почему? Потому что этим "экспертам" по внешней политике, а также их клонам с сомнительной репутацией из CNN, Fox News, ABC, NBC, CBS и так далее, никакая ученая мудрость не нужна. Ибо Гарвард – это Институт Брукингса, а Беркли – это корпорация Rand, и так далее, и так далее.

И что за этим кроется? Я обращаюсь к своему старому другу Джону Мирсхаймеру (John Mearsheimer), соавтору ставшей бестселлером среди простых американцев книги "The Israel Lobby and US Foreign Policy" (Израильское лобби и внешняя политика США) – несмотря на вошедшие уже в привычку бредовые заявления Алана Дершовица (Alan Dershowitz) (юрист, профессор Гарварда, выступающий в защиту американского еврейства - прим. перев.) (это Дершовиц бесчестно заявил, что "судья Голдстоун злобный человек"). Мирсхаймер недавно опубликовал очередную смелую статью о мощном влиянии израильского лобби в Вашингтоне. На самом деле,  это лобби партии "Ликуд", но давайте сейчас не будет обращать внимания на такие детали. Мирсхаймер говорит, что президент Барак Обама "наконец-то уговорил Израиль и палестинцев вернуться за стол переговоров", надеясь на то, что переговоры эти приведут к созданию палестинского государства в Газе и на Западном берегу. "К сожалению, этого не произойдет, - заявляет Мирсхаймер, - вместо этого данные территории почти наверняка будут включены в состав "Большого Израиля", который затем превратится в государство апартеида, имеющее заметное сходство с Южной Африкой под властью белых".

Ни один американский президент не может заставить Израиль изменить свою политику в отношении палестинцев. Мирсхаймер говорит об этом очень четко и без обиняков. "Главная причина это израильское лобби, мощная коалиция американских евреев и христианских евангелистов, которая оказывает огромное влияние на ближневосточную политику США. Алан Дершовиц (да, тот самый) был совершенно прав, когда сказал: "Мое поколение евреев … стало частью, пожалуй, самой эффективной системы лоббирования и сбора средств за всю историю демократии"".

Американские ученые не впервые делают столь откровенные и прямые заявления. Начиная с 1967 года, каждый американский президент выступал против незаконной, с точки зрения международного права, колонизации арабских земель на Западном берегу. Но ни один не добился в этом деле успеха. Обаме повезет ничуть не больше, чем его предшественникам. Став президентом, он потребовал положить конец этой колонизации. Нетаньяху послал его куда подальше. Обама, как точно сказал Мирсхаймер, "прогнулся". Когда Обама потребовал, чтобы Израиль больше не занимался строительством в Восточном Иерусалиме, Нетаньяху сказал, что Израиль никогда не прекратит строительство, потому что  это "неотъемлемая часть еврейского государства". Обама снова потерпел неудачу.

Нетаньяху еще раз повторил, что никакой остановки со строительством в этой части Иерусалима не будет, хотя палестинцы считают ее своей столицей. Обама даже не отреагировал. И не думайте даже, что отреагирует Клинтон – она хочет стать следующим президентом США после Обамы.

Безусловно, недостаток европейцев в том, что сами они не предпринимают никаких действий в отношении Израиля. Причина, как гордо и лживо заявляют все министры иностранных дел стран ЕС, заключается в том, что это у Америки есть "рычаги влияния" на Израиль. Да, у Америки должны быть такие рычаги влияния на Израиль, учитывая ее масштабные экономические дотации еврейскому государству. Но их нет – по той причине, как заявляет Мирсхаймер, что лобби слишком сильно контролирует политику США на Ближнем Востоке. Это не говорит о том, что существует какой-то еврейский "заговор" – нет; просто израильско-ликудское лобби лишает США любых прав на независимость в ведении переговоров и выхолащивает американскую политику, ставя под угрозу отношения Америки с остальными странами региона.

Бывший премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт (Ehud Olmert), который, как и многие экс-министры и экс-президенты, говорит самоочевидную истину, когда у него больше нет возможности утверждать эту истину на практике, заявляет, что если схема создания двух государств потерпит провал (а провал будет), "Израилю будет грозить борьба в стиле ЮАР". А "как только это произойдет, израильскому государству придет конец". Довод Мирсхаймера состоит в том, что "лобби в США по сути дела помогает Израилю разрушать свое собственное будущее как еврейского государства".

А что делаем мы? Мы по-прежнему поддерживаем всех этих жестоких диктаторов и властелинов  в регионе, призывая их доверять США, идти на уступки Израилю и не давать воли своему народу. Да, иногда мы просим их быть "более демократичными". Это была идея Джорджа Буша, которую подытожила его жена, считавшая, что король Иордании Абдалла и его супруга –настоящий образец для демократов. И это в неконституционной монархии! Меня порой удивляет парадоксальность и лицемерие европейских стран, которые призывают арабов к демократии.

Все мы хотим, чтобы Ближний Восток усеяли маленькие палаты общин – это в момент, когда большинство  стран ЕС превращается в государства с президентским правлением. Между тем, престиж настоящей палаты общин с годами все увереннее падает. Сегодня, например, ни у одной британской газеты нет парламентской странички – и власть Блэра имеет к этому непосредственное отношение. Может быть, именно поэтому сей жалкий человек не очень-то активно продвигает демократию на Ближнем Востоке.

Да, все это правда. Арабские правители сегодня настолько уверены в себе, что теперь они шикают на некогда всесильного дядю Сэма. Когда администрация Обамы покритиковала решение Хосни Мубарака продлить действие закона тридцатилетней давности о чрезвычайном положении (Клинтон тогда сказала, что таким решением президент игнорирует "широкий спектр общественного мнения"), египетский министр иностранных дел жизнерадостно ответил, что данное заявление "излишне политизировано", и что критика эта адресована американским СМИ и правозащитным организациям. Он был абсолютно прав насчет последнего.

Так что, американский век заканчивается? Увы, пока нет. Возможно, в некоторые наши заблуждения по поводу Ближнего Востока вносятся коррективы. Возможно, последние нападения в Ираке, а также еще более зрелищные теракты в Афганистане, включая ошеломляющую атаку на авиабазу Баграм (я думал, мы должны сегодня воевать в Кандагаре, а не в Баграме), заставят нас признать новые истины. Например то, что мусульманские народы (не их коррумпированных лидеров) невозможно подавить – пусть даже их повстанческие действия против Запада жестоки и несовременны. Но усвоили ли мы эту истину? Соединенные Штаты стаями направляют беспилотники в небо над Пакистаном, запускают ракеты по Вазиристану… А затем американец пакистанского происхождения в отместку пытается взорвать начиненный взрывчаткой автомобиль на Таймс-сквер… А американцы тоже в отместку при помощи беспилотников уничтожают 15 человек в Пакистане… А затем… Читатель сам может написать следующий параграф.

Вдобавок ко всему, мы по-прежнему переносим нашу собственную замечательную и прогрессивную историю на этот масштабный конфликт. Я часто вспоминаю, как мы в начале 70-х отправились воевать в Северную Ирландию. Мы, журналисты, прибыли туда, обладая слабым запасом знаний по истории. У нас стоял в глазах лишь смутный образ пьяного ирландца с карикатуры из журнала Punch. В руках у него была дубинка, и он горел желанием убивать беспричинно всех этих утонченных англичан, вторгшихся в его страну. Мы также слабо помнили что-то о том, как католическая Ирландия сохраняла нейтралитет во Второй мировой войне (это правда); что де Валера (видный ирландский политик, первый премьер-министр Республики Ирландия - прим. перев.) нанес визит в представительство Германии и выразил свои соболезнования в связи со смертью Гитлера (и это правда); и что ирландцы заправляли немецкие подводные лодки (это неправда).

Мусульмане оказались в похожей ситуации. Мы считаем, что они хотят  исламизации Запада (это неправда); что они стремятся проводить экспансию в западном направлении (тоже неправда, они уже делали это в Андалусии); и что свою экспансию они проводят огнем и мечом. Неужели мы верим в то, что арабы оккупировали Индонезию – эту крупнейшую в мире мусульманскую страну? Существуют даже басни о Второй мировой войне – что арабы были за нацистов. Да, действительно, Великий муфтий Иерусалима встречался с Гитлером, и у него было несколько позорных выступлений против евреев – хотя он и не посещал Освенцим, как утверждают израильские пропагандисты. Но ведь и Анвар Садат в Египте был шпионом Роммеля – и он с радостью понаблюдал бы за тем, как вермахт маршем идет в Палестину. Но он потом стал величайшим арабским другом Израиля, и его приглашали в Иерусалим, когда он стремился к примирению.

Но мы со своими предубеждениями и предрассудками идем намного дальше во времени – в те времена, когда всех мусульман называли одним словом "турки". В Италии слово "турок" до 16-го века было ругательством. А когда шведский дипломат Ингмар Карлсон (Ingmar Karlsson) проводил исследования для написания доклада, с которым выступил в 2005 году в Стамбуле, он обнаружил, что в итальянском языке была фраза "puzza come un Turco", что в переводе означает "он воняет как турок". Мы до сих пор используем фразеологизм "to talk turkey" (говорить начистоту), а в моем толковом словаре издания 1949 года слово "турок" имеет одно дополнительное значение – "жестокий варвар, тиран".

И так далее, и тому подобное. И Папа со своими высказываниями об исламе в университете Регенсбурга отнюдь не разрядил ситуацию. Однако арабы становились римскими императорами и посещали Восток еще до нас. Когда Васко да Гама "открыл" Индию, добравшись 20 мая 1498 года до Каликута (Калькутта) (эту претендующую на подлинность историю рассказал Уорик Болл (Warwick Ball) в своей замечательной книге "Out of Arabia" (Из Аравии), его встретил араб из Туниса, сказавший мореплавателю: "Чтоб тебя дьявол забрал! Как тебя сюда занесло?" А в летописях Хадрамаута (современный Йемен) дается описание французского корабля, который как-то появился у его берегов, направляясь в Индию. "Они захватили около семи (арабских) судов, убили тех, кто был на борту, а некоторых людей взяли в плен. Это были их первые действия, да проклянет их Господь!" Это европейцы плыли в Индийский океан, хотя мы думаем, что арабы пытались проникнуть в Европу.

Может быть, это и была изначальная линия разрыва. Или это были крестоносцы? А может, Османская Турция – помните, как ее называли "напастью Европы"? Или это была наша ложь арабам по поводу Палестины? Или иранская революция? Или наша безоговорочная поддержка Израиля? Или то, как мы нянчимся со всеми этими ужасными диктатурами? Но нам пора избавляться от этих линий разлома, пора увидеть реалии истории и прислушаться – осмелюсь ли я повторить это? – к таким людям, как Дмитрий Медведев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.