Перевод предоставлен изданием "Курсор" (Израиль)

Сигнал воздушной тревоги, прозвучавший вчера по всей стране, был ненастоящим. Ракеты не упали в районе Гуш-Дана, небоскребы в центре Тель-Авива не рухнули, генеральный штаб и министерство обороны в Кирие не пострадали, базы военно-воздушных сил не были выведены из строя.

Не сгорел ни один из резервных складов ЦАХАЛа. Не была разрушена ни одна электростанция. Толпы горожан не заполнили подземные стоянки в поисках убежища. Сотни тысяч беженцев, пытающихся покинуть центр страны, не создали пробки на дорогах страны. В аэропорту имени Давида Бен-Гуриона не толпились перепуганные израильтяне, пытающиеся покинуть страну.

И, тем не менее, пусть никто не тешит себя иллюзиями: положение в сфере национальной безопасности очень плохое. Одностороннее отступление Израиля из Ливана привело к тому, что мы имеем стратегическую угрозу с севера. Одностороннее отступление из сектора Газа привело к тому, что Израиль находится под угрозой ракетного обстрела с юга.

Ольмертовская война в Ливане усилила Хизбаллу беспрецедентным образом. Ольмертовская война в Газе самым опасным образом поставила под вопрос легитимность Израиля. В результате четырех этих прискорбных событий, а также в результате оснащения различных радикальных группировок ракетным арсеналом – Израиль 2010 года находится в гораздо худшем положении по сравнению с Израилем 2000 года. Его способность нанести мощный удар по силам, угрожающим безопасности гражданского населения, сегодня крайне ограничена. Нынешнее затишье обманчиво. Лед, по которому мы ступаем, - очень тонок. Невозможно предположить, когда и при каких обстоятельствах этот лед даст трещину.

Не менее опасной, чем угроза ракетного обстрела, является угроза, исходящая от продолжения израильской оккупации. День ото дня поселенцы на Западном берегу расширяют свое жизненное пространство. День ото дня ситуация на территориях все больше запутывается. Палестинцы постепенно отказываются от идеи "два государства – для двух народов". Возможность реализовать этот вариант урегулирования конфликта становится все призрачнее. Международное сообщество проявляется все большее раздражение против одной из двух сторон конфликта. И речь не идет о палестинцах. Из-за продолжения оккупации демографическое положение еврейского государства становится все более опасным. Моральный статус Израиля в мире становится все более позорным. Из-за оккупации угроза существованию еврейского государства становится все более ощутимой. Время работает против государства Израиль.

Однако правые так не считают. Правые продолжают рассказывать прекрасной маркизе о том, что кроме двух-трех мелочей, все хорошо, все хорошо. Биньямину Нетаньяху удалось отразить на некоторое время натиск Барака Обамы. Израиль был принят в престижный экономический клуб OCED, впереди лето, жизнь прекрасна. Точно так же, как в 90-е годы, нас спасла алия из России, а в 2000-е годы нас спас хай-тек, в ближайшие годы нас сделают богатыми запасы природного газа, найденные у берегов Израиля.

Как и прежде израильская жизнеспособность, оптимистический настрой спасут нас от всех бед. Мы вновь докажем всем, что мы умеем прекрасно жить даже в самых невозможных условиях. Черные пессимисты лают, а израильский караван идет. Гневные пророки пугают катастрофами, но жизнь одерживает победу. Не нужно бояться, незачем спешить. Если мы не будем идти на уступки, Абу-Мазен пойдет на попятную. Если мы будем стоять на своем, Обама испарится. Не беспокойтесь, друзья, успокаивают нас правые, время работает на государство Израиль.

В последние десятилетия израильтяне потеряли чувство времени. Они потеряли также и чувство меры. Возникла иллюзия, что военная мощь и экономическое процветание – достаточные условия для того, чтобы обеспечить себе надежное будущее. Относительное спокойствие, которое нам обеспечили ЦАХАЛ, ШАБАК и хай-тек, превратилось в ядовитое затишье. Все это позволило нам превратить нашу жизнь в праздник. При это мы не отдавали себе отчет в том, каковы подлинные обстоятельства нашей жизни. Это затишье позволило нам игнорировать угрозы, которые обступают нас со всех сторон.

Спор о времени – это спор о жизни и смерти. В канун Войны Судного дня правые полагали, что у них еще есть время. В канун интифады правые тоже считали, что у них все еще достаточно времени. И сегодня , когда ракетная угроза и угроза оккупации, кажутся столь явными, правые думают, что у них в запасе есть время. Однако правда заключается в том, что времени нет. Если мы не начнем прямо сейчас свой бег против времени, время нанесет удар. Настоящий сигнал воздушной тревоги мы так и не услышали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.