"Но это не меняет того, что одной из причин увядания любви либералов (особенно с европейскими убеждениями) к Израилю является следующий факт: эта страна, как и Соединенные Штаты, основана и упорно придерживается демократических и националистических воззрений.

Вот почему либеральные критики ставят Израиль и США на одну доску. Они утверждают, что делают это, потому что  Соединенные Штаты поддерживают Израиль. Но на самом деле, они делают это, потому что отвергают то мировоззрение, на котором основаны оба эти государства, мировоззрение, которое заставляет США поддерживать Израиль. Для критиков демократия и национализм – вещи, в конечном счете, несовместимые и противоречащие друг другу."  -  Тед Бромунд.


Это применимо и к некоторым либералам, но, похоже, никак не применимо к Бейнарту. И здесь полностью отсутствует более важный момент. Некоторые левофланговые критики Израиля, возможно, уже по-настоящему отошли от идей сионизма и считают израильский национализм основополагающей проблемой, ведущей к сохранению конфликта. Но если мы говорим о либералах, и особенно об американских либералах, то эта посылка совершенно неверна. На самом деле, очень трудно найти за последние двадцать лет свидетельства того, что большая часть либералов считает демократию и национализм вещами несовместимыми и противоречащими друг другу. Как и все остальные, либералы сочувствуют или открыто выступают в защиту сепаратистских и национальных движений за независимость по всему миру. При этом они зачастую преувеличивают либеральные и демократические склонности таких движений. Но никогда не возникало и вопроса о том, что либералы твердо считают многочисленные сепаратистские движения демократическими движениями. Если самоопределение, как говорит Бромунд, это "суть либерализма", то большинство сегодняшних либералов по-прежнему придерживаются этой "сути" в своем мировоззрении.

Либеральная поддержка принципа самоопределения самоочевидна и неоспорима со времен окончания «холодной войны». Наиболее драматично это проявилось в Боснии и Косово. Либералы в своей критике Израиля главное внимание уделяют отказу палестинцам в праве на независимость. То есть, многие из этих критиков считают виноватым Израиль, так как он препятствует самоопределению и государственному самоуправлению, которое, как полагают они, должно быть и у израильтян, и у палестинцев. Очевидно, в своей поддержке палестинской государственности американские либералы первыми в США пришли к выводу, что палестинцы это нация, которая должна управлять собой самостоятельно. И сделали они этот вывод еще тогда, когда произраильские "ястребы" отрицали, что палестинцы существуют как отдельная этническая группа. Очень многие американские либералы изливали свои чувства по поводу "розовой" и "оранжевой" революций в 2003 и 2004 годах. Они убедили себя, а также многих других людей, что антироссийски и националистически настроенные демагоги, возглавившие эти революции, являются, тем не менее, хорошими демократами, "реформаторами" и сторонниками Запада. Они посчитали само собой разумеющимся, что национализм и демократия могут взаимно дополнять друг друга, по крайней мере, пока этот национализм подразумевает враждебное отношение к России.

Мне кажется, что этнический национализм и демократия в многонациональном государстве находятся в противоречии – безусловно и непосредственно. Возможно существование этнократии в государстве, где один этнический национализм доминирует в ущерб правам меньшинств, или где в итоге появляется этнически однородное государство, способное сохранить в себе и этнонационализм, и демократию. Но довольно странным в критике Бромунда кажется то, что он никак не апеллирует к Бейнарту. Бейнарт это по-прежнему либерал, уверенный в необходимости сохранения сионизма и демократии в одном флаконе. Иными словами,  Бейнарт не верит в то, что демократия и сионистский национализм должны в итоге войти в конфликт. Вместо этого он хочет отыскать способ, чтобы создать равновесие между ними, не прибегая при этом к взглядам таких людей, как Авигдор Либерман. Бейнарт хочет сохранить силы сионизма в достаточной мере, чтобы Израиль оставался преимущественно еврейским государством. Но в то же время, он не хочет существования слишком сильного сионизма, который никогда не позволит создать палестинское государство, и который должен изгонять, переселять или осуществлять денатурализацию его арабских граждан.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.