Перевод предоставлен изданием "Курсор" (Израиль)

Глава Мосcада сообщил на этой неделе, что иранский ядерный проект постигли серьезные трудности. Я ему не верю. Я не верю, что разведывательная служба, не сумевшая узнать, сколько топоров и ножей находится на борту корабля "Мармара", знает, сколько центрифуг спрятано в тайных бункерах на территории Ирана.

Я не верю, что разведывательная служба, которая оказалась не в состоянии понять стратегический смысл заплыва флотилии, направляющейся в Газу, понимает стратегический смысл любого из альтернативных вариантов развития событий на иранском направлении.

Я не верю, что разведывательная служба, которая не справилась с проблемой Гилада Шалита, сможет решить проблему иранского ядерного проекта. Я ценю знания и опыт Меира Дагана. Я знаю, чем мы обязаны Моссаду, возглавляемому Меиром Даганом. Однако после провала операции по захвату флотилии я больше не верю в способность разведывательных органов и особых подразделений решать сложнейшие задачи, стоящие перед государством Израиль.

Начальник генерального штаба ЦАХАЛа на протяжении последних трех лет постоянно заявлял, что ему нечего сказать общественности, поскольку он занят укреплением и реорганизацией вооруженных сил. Я ему не верю. Я уважаю Габи Ашкенази. Я считаю, что он отлично выполняет свою работу по восстановлению армии и укреплению ее оперативных возможностей. Но я знаю, что в ходе операции по захвату флотилии Ашкенази потерпел провал.

Я знаю, что Ашкенази послал солдат спецназа в ловушку, о которой было известно заранее. Он не сумел верно просчитать ситуацию, не подготовил военнослужащих и не принял правильное решение.

Я также знаю, что у Ашкенази не хватает смелости выступить перед гражданами и признать свою ошибку, взять ответственность за провал. После этого фиаско я начинаю сомневаться, действительно ли начальник геншатаба тот самый "ответственный и умудренный опытом человек", о котором так много говорилось в последнее время? Какие еще ошибки и провалы скрываются за его молчанием?

Министр обороны неоднократно повторял, что его рука крепко сжимает оружие. Я ему не верю. Я ценю ясное понимание реальности, присущее Эхуду Бараку Я ценю его смелость и хладнокровие. Его вклад в национальную безопасность не подлежит сомнению. Но Барак несет ответственность за провал операции по захвату флотилии.

Барак не понял, что Израилю нельзя подвергать опасности стратегический союз с Турцией, что Израилю нельзя выглядеть в глазах мирового сообщества как террористическое государство, действующее пиратским образом в международных водах. Барак не понял, что нанесение ущерба легитимности действий Израиля представляет собой тяжелейший удар по безопасности страны. После неудачи с захватом флотилии я вовсе не уверен, что Барак является блестящим стратегом, каким он должен быть. Я потерял веру в его способности.

Глава правительства не раз говорил в частных беседах, что он спасет Израиль от иранской угрозы. Я ему не верю. Я высоко ценю историческое видение Биньямина Нетаньяху, его любовь к стране и народу. Но я вижу, как Нетаньяху не отводит, а усиливает иранскую угрозу. Нетаньяху наносит ущерб международному статусу Израиля, ведет к изоляции страны, совершает действия, из-за которых страну все больше ненавидят в мире. Он не только не пытается добиться спокойствия на всех фронтах – он провоцирует эскалацию.

Вместо того, чтобы мобилизовать палестинцев, сирийцев и турок против Ирана, Нетаньяху толкает их в объятия Тегерана. Вместо того, чтобы мобилизовать американцев и европейцев в пользу Израиля, он настраивает их против Израиля.

В решении о захвате флотилии этот безумный процесс достиг своего апогея. Нетаньяху настоял на силовых действиях там, где это было не так уж жизненно необходимо. И таким образом доказал, что его восприятие действительности является неадекватным.

Поскольку глава правительства не понимает сути стратегической битвы против иранского проекта, он проигрывает этот бой. После провальной истории с флотилией я сомневаюсь, что он способен противостоять иранскому вызову, который является для нас судьбоносным.

Должны ли Нетаньяу, Барак, Ашкенази и Даган покинуть свои посты? Не обязательно. Израиль находится в данным момент на горном перевале. Трудно и опасно менять коней на горной переправе. Но с этого момента все должно быть по-другому. То, что было раньше, больше продолжаться не может. Комиссия по расследованию ничего не решит. Все, что следовало сказать, уже сказано. Поэтому руководство должно сократить процесс – признать свой провал, извлечь уроки, исправить то, что можно исправить.

Немедленно – правительство национального единства.

Немедленно – национальный штаб действий.

Немедленно – политическая инициатива.

Немедленная реализация рекомендаций комиссии Винограда. Вторая Ливанская война была предостережением. Операция "Литой свинец" была предупреждением. Сейчас прозвучал сигнал тревоги. Кто-нибудь услышит его в Иерусалиме?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.