Хотя тема кризиса военно-морского вмешательства Израиля в защиту своей блокады Газы становится наиважнейшей темой новостей по всему миру, что-то более важное в историческом плане происходит на Ближнем Востоке. Палестинская национальная администрация готовится провозгласить одностороннюю декларацию независимости, и она осуществляет конкретные шаги, чтобы сделать такую декларацию жизнеспособной.

Когда президент США Барак Обама назначил бывшего сенатора Джорджа Митчелла своим специальным представителем на мирных переговорах на Ближнем Востоке, поручением Митчелла было не только достижение соглашения между Израилем и палестинцами в течение двух лет, но и достижение общего мира между еврейским государством и всем арабским миром. Но после 15 месяцев на этой должности, многочисленных посещений региона, все, что Митчелл может показать в качестве результата своих усилий – это соглашение между Израилем и Палестинской администрацией начать непрямые “переговоры о добрососедстве” – которые, как многие надеются, приведут в свое время к прямым переговорам.

Если помнить, что обе стороны вели прямые переговоры в течение 15 лет, достижения Митчелла кажутся еще менее весомыми. При таких обстоятельствах, назвать работу Митчелла до настоящего времени просто провалом – это только поступить вежливо и реалистично.

Легко осуждать непримиримость израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху – его усиление блокады Газы, например – так как это указывает на то, что Палестинская администрация не контролирует Газу, которой руководит Хамас и в которой проживает 1,2 миллиона жителей, это не дает повода администрации авторитетно выступать за всех палестинцев. В результате, единственное, в чем согласны израильтяне и палестинцы, так это в том, что переговоры о добрососедстве, скорее всего, приведут в никуда, поэтому обе стороны в настоящее время заняты поисками обвинений в адрес другой стороны за срыв переговоров. По многим вопросам – границы, поселения, беженцы, Иерусалим – пропасть между двумя сторонами слишком глубокая, чтобы легко можно было навести мосты.

При таких обстоятельствах, идея, которую выдвинул недавно осторожно, но смело, палестинский премьер-министр Салям Файяд, должна быть встречена с воодушевлением. Она может сработать, а может, и нет, но она захватывающе новая: если переговоры провалятся – как говорит Файяд – где-то в 2011 году палестинцы должны односторонне объявить независимость.

Это может по-настоящему изменить игру. Понятно, что это не разрешит конфликт; это, возможно, даже не сразу изменит ситуацию по своей сути. Действительно, это даже могло бы вызвать некоторые непредвиденные контрмеры со стороны Израиля. Но это определенно означало бы сдвиг в системе взглядов на конфликт, решение которого затянулось уже почти на два десятилетия.

Если бы палестинцы односторонне объявили бы о независимости, и если, как ожидается, последовало бы некое признание независимости со стороны хотя бы некоторых стран, положение дел в палестино-израильском конфликте сильно изменилось бы. В самом деле, конфликт стал бы, если можно использовать это выражение, более “нормальным” – уже не между оккупирующей властью и оккупированными людьми, а между двумя странами, двумя государствами, которые не согласны по многим вопросам, включая границы, взаимоотношения и контроль над населением.

В некоторой степени, одностороннее объявление независимости сделало бы палестино-израильский конфликт более похожим на конфликт между Израилем и Сирией – межгосударственным конфликтом. Это даже, возможно, заставило бы Израиль принять решения, которых он до настоящего времени легко избегал.

Такая декларация стала бы важным актом предоставления палестинцами себе полномочий. До настоящего времени им не удавалось преуспеть в институциональном строительстве нации, что является необходимым условием для успешного национального движения.

Палестинский национализм глубоко укоренился в сознании большинства палестинцев – однако, с 1948 года, когда Организация Объединенных Наций предложила разделить британскую Палестину на два государства, еврейское и арабское, он не смог продвинуться от стадии идеологии и стать реальностью. Ни насилие, ни терроризм, ни надежда на внешние силы (ООН, Лига Арабских государств, Советский Союз, США, Европейский Союз) не помогли в получении государственности, которую люди могут получить только благодаря своей собственной деятельности – то, что сионистская идеология называет “само-освобождением”.

Файяд является первым палестинским лидером, который не вышел из движения Фатх, и он, возможно, таким образом, понимает то, что другие палестинские лидеры не смоги понять. Опорочив себя, они увязли в токсичной смеси самоуверенной идеологии и жестокости. Сейчас, возможно, палестинцы находятся в начале новой главы своей истории, истории Израиля, а также истории всего региона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.