БЕРЛИН. Вступать в войну легко, а вот что действительно трудно — так это выйти из нее. Эта аксиома особенно верна для Соединенных Штатов сегодня, когда страна с грехом пополам пытается выпутаться из трех войн, две из которых были ей навязаны (Афганистан и «война с терроризмом»), а третью (в Ираке) безо всякой на то надобности развязало правительство США, ослепленное идеологией и гордыней.

У США нет ни малейшей перспективы одержать военную победу в Афганистане или Ираке. Едва ли стране под силу и дальше нести экономические издержки на поддержание этих войн, да и домашняя политическая поддержка их тает на глазах. Америка должна уйти, но какой будет цена — для США, их союзников в регионе и Запада в целом — вопрос, который остается открытым.

Последние американские боевые соединения выведены из Ирака. Несмотря на использование широчайшего арсенала имеющихся в распоряжении средств, все, что удалось мощнейшей в мире военной державе — создать в стране довольно шаткую внутреннюю стабильность. Никто сегодня не вывешивает транспаранты с надписью «Миссия завершена!». Ни одна из насущных политических проблем, вызванных американским вмешательством — распределение власти между шиитами и суннитами, между курдами и арабами, а также между Багдадом и регионами — фактически не была решена.

Ирак остается государством без нации. Кроме того, имеется опасность, что страна может превратиться в поле битвы для своих соседей. Борьба между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном за господство в Персидском заливе угрожает снова превратить Ирак в зону конфликта и спровоцировать новый раунд гражданской войны. Вероятнее всего, в такой конфликт мгновенно были бы втянуты соседние Сирия и Турция. И можно лишь только надеяться, что вакуум, возникший после вывода американских войск, не заполнится насилием.

Ситуация в Афганистане еще более запутана. Афганистан — зеркальное отражение Ирака: нация без государства. Сепаратизм никогда не являлся здесь угрозой, но с тех пор, как в 1979 году в страну вторглись советские войска, она является театром военных действий для глобальных и региональных конфликтов.

То, что мы видим в Афганистане — не просто гражданская война. Посредством своих афганских союзников, втянутыми в борьбу за влияние оказались Саудовская Аравия, Иран, Индия,  среднеазиатские страны и особенно Пакистан.

Сначала, война в Афганистане была освободительной войной против советской армии, затем она трансформировалась в гражданскую войну. С середины 1990-ых  страна стала военной площадкой для индо-пакистанского конфликта, поскольку Пакистан стремился достигнуть стратегической глубины и влияния в регионе с помощью движения Талибан, которое является творением пакистанской секретной службы ISI.

Террористические акты, случившиеся 11 сентября 2001 года, превратили Афганистан в театр глобальных военных действий. Но что же произойдет сейчас? Новый виток региональной войны и исламистского террора? Или, быть может, события примут непредвиденный оборот?

США и НАТО столкнулись в Афганистане с дилеммой. Они ни не могут оставаться в стране вечно, но при этом и уйти просто так они не могут.
На самом деле, слишком часто забывается тот факт, что де-факто США уже однажды ушли из страны — после вывода советских войск в феврале 1989 года. После террористических атак 2001 года, двенадцать лет спустя, США и их западные союзники вынуждены были возвратиться сюда, чтобы вступить в борьбу с аль-Каидой и Талибаном, которые превратили Афганистан в нерестилище исламистского терроризма.

Уроки 1990-ых совсем не трудно понять, к тому же они слишком важны, чтобы их игнорировать. Тем не менее, по всей видимости, некоторые западные госчиновники именно это пытаются и делать. Европейцы предпочли бы уйти как можно скорее, а США, вероятнее всего, последуют их примеру.

Теперь стало очевидным, как велика ошибка Соединенных Штатов, которые никогда не имели пристойной политической стратегии по отношению к Афганистану, вместо этого практически полностью полагаясь на военные средства. На самом деле, стратегия «афганизации» конфликта путем обучения местных сил безопасности — согласованная в начале текущего года на конференции в Лондоне — отталкивается, главным образом, от графика вывода американских и европейских войск, а не от ситуации в стране и в регионе.

Если США и НАТО уйдут из Афганистана и предоставят его самому себе, не достигнув сперва хотя бы минимальной стабильности в регионе, нет практически никаких сомнений, что исламистская угроза возвратится тот час же после их ухода, и масштабы ее будут куда большими, чем в 1990-ых. Но для установления стабильности в регионе, прежде всего, требуется прояснить роль Пакистана в Афганистане. Та же самая проблема скрывается за формулой «вовлечения Талибана» в урегулирование ситуации в Афганистане, ведь, как показали недавние события, Талибан без Пакистана бессилен.

Ключ к решению афганской проблемы находится в Исламабаде, а не в Кабуле. Это означает, что посол американского президента Барака Обамы по особым поручениям в Афганистане и Пакистане Ричард Холбрук (Richard Holbrooke) теперь более важен,  чем командующий войсками в Афганистане генерал Дэвид Петреус (David Petraeus). Об урегулировании ситуации в регионе нужно будет договариваться именно там, в столице Пакистана. И ни в коем случае нельзя сказать, что шансов на благоприятный исход нет, но для реализации этих шансов и придется затронуть гораздо более сложный — и редко упоминаемый — вопрос индо-пакистанских отношений.

Запад хочет покинуть Афганистан и, конечно же, сделает это. Ирония, однако, заключается в том, что вывод войск может стать шагом Запада к новой, куда более опасной региональной войне, ведь Иран постепенно приближается к своей цели — созданию ядерного оружия. Если это произойдет, то все программы вывода войск придется поставить обратно на полку. Вероятно, на долгие годы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.