Стамбул. Обеспокоенная тем, что предлагаемый НАТО оборонный щит может разрушить ее собственные усилия, направленные на улучшение отношений с соседним Ираном и укрепление ее позиций в регионе, Турция требует изменить планы альянса по размещению противоракетной системы.

    Анкара не исключает возможность того, что в ходе начинающегося сегодня саммита НАТО договоренность по этому вопросу достичь не удастся.

"Если соглашение будет достигнуто – прекрасно, - заявил ранее на этой неделе премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган,  - если соглашение достичь не удастся, нам нечего сказать».

    Противодействие Турции этому проекту в ходе двухдневного саммита 28 государств-членов НАТО в Лиссабоне, наверняка, вновь вызовет обеспокоенность предполагаемой переориентацией внешней политики Анкары и ее отдалением от Запада. Но правительство Эрдогана утверждает, что оно лишь пытается защитить  национальные интересы Турции в рамках НАТО.

Премьер-министр дал ясно понять, что его правительство осознает свои обязательства в качестве члена западного оборонительного блока, членом которого Турция стала в 1952 году, и решения в котором принимаются с согласия всех государств-членов.

    «Без сомнения, это решение должно быть принято с позиций членства в НАТО», - заявил Эрдоган об участии в ПРО.

НАТО хочет установить систему ПРО в Европе для защиты континента от возможного нападения со стороны таких стран, как Иран или Северная Корея, обладающих баллистическими ракетами.

Предыдущий план противоракетного щита НАТО в Восточной Европе вызвал критику со стороны России, но альянс надеется, что он сможет заручиться поддержкой нового плана со стороны Москвы.

Как единственный член НАТО, имеющий общую границу с Ираном, обладающим ракетами и осуществляющим, как подозревают на Западе, секретную программу по разработке ядерного оружия, Турция играет важную роль в планах альянса.

Согласно мнению экспертов, размещенные в Турции ракеты НАТО смогут сбивать иранские ракеты вскоре после их запуска. Заместитель помощника министра обороны США по вопросам Европы и НАТО Джеймс Таунсенд заявил в прошлом месяце, как писали турецкие СМИ, что Турция  «в значительной степени находится на передовой линии»  потенциального конфликте с использованием баллистических ракет.

Турция обеспокоена тем, что ПРО может вновь вернуть Анкару на передовую позицию, схожую с той, что она занимала в период холодной войны, когда выполняла роль юго-восточного форпоста НАТО на границе с Советским Союзом.

Другой проблемой является то, что план по размещению ракет может испортить отношения Анкары с Ираном и может быть использован в возглавляемой США военной конфронтации, частью которой Турция быть не хочет. Эрдоган сказал, что на прошлой неделе он поднял вопрос турецкой "озабоченности" в разговоре с президентом США Бараком Обамой во время саммита G-20 в Сеуле.

Эрдоган заявил, что Турция будет настаивать на получении контроля над ракетами, развернутыми на ее территории. «Он, безусловно, должен быть предоставлен нам, - заявил Эрдоган. - В противном случае согласиться на это будет невозможно».

Учитывая, что такой проект альянса, как ПРО, будет, скорее, иметь объединенное командование НАТО, а не национальное, Эрдоган, по мнению прессы, пытался добиться того, чтобы Турция была представлена в этом командном механизме, и чтобы важные элементы системы ПРО базировались на ее территории.

Премьер-министр Турции также вновь озвучил требование своего правительства, чтобы в новом документе, определяющем стратегию НАТО на ближайшие 10 до 15 лет, который должен быть принят в Лиссабоне, ни одна страна не была бы упомянута в качестве источника угрозы.

Анкара обеспокоена тем, что упоминание Ирана в качестве угрозы для альянса, может подорвать ее собственные усилия, направленные на улучшение отношений с Тегераном. Отношения между двумя странами в последние годы успешно развиваются. Ранее в этом году Турция в сотрудничестве с Бразилией подписала соглашение с Тегераном, которое было призвано снизить накал противостояния вокруг ядерной программы Ирана. Запад, однако, отверг эту сделку, что побудило Турцию голосовать в Совете Безопасности ООН против новых санкций в отношении Ирана.

Недавно турецкие и иранские официальные лица заявляли, что новый раунд переговоров между Тегераном и международным сообществом по поводу ядерного спора может состояться в ближайшее время в Турции. По словам Эрдогана, Иран предложил 23 ноября или 5 декабря в качестве возможных сроков проведения переговоров между иранцами и представителями пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН - Китая, Франции, Великобритании, России и Соединенных Штатов, а также Германии. Если Анкара выступит хозяйкой такой встречи, это укрепит ее амбиции как ключевого игрока на Ближнем Востоке.

Президент Турции Абдулла Гюль, который возглавит делегацию своей страны на саммите в Лиссабоне, заявил в начале этого месяца в интервью турецкой службе ВВС, что было бы "неправильно упомянать Иран” в новом документе НАТО. "Такого не будет", - сказал он.

Иран призвал Турцию придерживаться своих позиций. Представитель МИД Ирана Рамин Мехман-Параст заявил, по сообщению информационного агентства “Парс”, что существует "серьезное подозрение в отношении целей и намерений" проекта НАТО. Он добавил, что Тегеран информировал турецких официальных лиц об иранской позиции.
    Несколько исламских организаций в Турции также выразили свое несогласие с планами по размещению ракетного щита. Согласно сообщению, размещенному на сайте Фонда по правам и свободам человека и гуманитарной помощи (IHH), во время состоявшейся 10 ноября в Стамбуле демонстрации лидер IHH Бюлент Йылдырым призвал правительство Эрдогана "не уступить давлению".

IHH снискал славу в начале этого года, когда организованная Фондом флотилия судов с гуманитарной помощью для жителей сектора Газа подверглась нападению со стороны израильских солдат. Девять турецких активистов были убиты в ходе этого инцидента, ставшего причиной самого глубокого кризиса в истории турецко-израильских отношений. На демонстрации против планов НАТО ее участники несли плакаты, на которых было написано: "Цель НАТО - нападение на Иран, щит для Израиля".