Как явствует из многочисленных сообщений, Россия совместно с США предпринимает меры, чтобы затормозить развитие иранской ядерной программы. При этом она не считает, что угроза неотвратима. Ряд российских экспертов полагает, что Иран разработал улучшенные модификации советских ракет «Скад» ближнего радиуса действия, достиг предела в разработке ракет среднего радиуса и очень далек от разработки межконтинентальных ракет, являющихся предметом главного беспокойства США. Они не согласны с выводами о неотвратимой угрозе, содержащимися в докладе Госдепартамента о результатах двусторонних переговорах по оценке общих угроз, которые Россия и США провели в декабре прошлого года (документ 250573).  При этом Москва заявляет о том, что в долгосрочном плане стратегические интересы США и России в значительной степени совпадают, а также считает недопустимым наличие ядерных вооружений и/или ракет у Ирана, Северной Кореи и других государств, ведущих исследовательские работы в данной области.

Москва отдает себе отчет в том, что в свете сложной и взрывоопасной региональной обстановки, складывающейся вокруг Ирана, руководство этой страны рассматривает обладание ракетно-ядерным потенциалом в качестве сдерживающего фактора перед лицом внешних угроз. Еще более интересно выглядит их убежденность в том, что иранская сторона значительно преувеличивает свои достижения в разработке ракет. В частности, они сомневаются в том, что иранская ракета «Шахаб-3», модернизированный вариант российской ракеты «Скад-С», покрыла расстояние в 2.000 километров, как утверждают тегеранские власти. А также в том, что твердотопливная ракета «Джелил», находящаяся в данное время в стадии разработки, способна нести заряд достаточной мощности для использования в военных целях. Как считают российские специалисты, пройдет не меньше 5-6 лет, пока эта ракета будет готова. Однако американцы считают возможной установку этих ракет на боевые позиции, хотя и в ограниченном количестве, в течение года или менее.

Еще одним инструментом сдерживания является космическая ракета. США высказывают опасения, что она может стать основой для разработки ракеты дальнего радиуса действия. И снова российские эксперты высказывают сомнение в возможности ее военного использования и напоминают, что ракета «Сафир», запущенная в феврале этого года, смогла вывести на орбиту лишь спутник «Омид» весом 26 килограммов. Они указывают, что у иранцев нет передовых материалов, необходимых для данного вида разработок. Однако Вашингтон обнаружил, что Иран пытается приобрести «различные алюминиевые сплавы» на мировых рынках. В этой связи высказываются предположения, что эти сплавы будут использоваться вместо стали для увеличения дальности полета ракет.

Российские аналитики пришли к выводу о том, что иранская ядерная программа недостаточно разработана, что у Ирана нет намерений использовать ракеты против США или России и, следовательно, они не представляют из себя той угрозы, которая требовала бы развертывания системы противоракетной обороны. Однако по прошествии года Москва согласилась участвовать в новом противоракетном щите НАТО, о чем была достигнута соответствующая договоренность на встрече в верхах в Лиссабоне. При этом остается неясным, изменилась ли за данный отрезок времени (в течение которого Россия также присоединилась к режиму санкций ООН в отношении Ирана) ее оценка угроз, или же она получила взамен какие-либо новые уступки.

Попытки Ирана приобрести запрещенные материалы являются одной из тем повестки дня переговоров между Россией и США, а также занимают важное место в потоке корреспонденции между Госдепартаментом и посольствами США по всему миру. Российские эксперты согласны с тем, что Тегеран предпринимает усилия с целью приобретения российских технологических разработок. Среди оборудования, которое он пытается заполучить, упоминаются измерительные приборы, высокоточные усилители, измерители давления, различные композитные материалы и технология для проектирования новых ракетных двигателей. С этой целью используются подставные фирмы, руководимые иранскими спецслужбами, хотя из Москвы звучат заверения в том, что ее усилиями эти попытки сводятся на нет.

Непонятно только, насколько всеобъемлющим являются эти успешные усилия. США упоминают две немецкие компании по производству высокоточных промышленных приборов, которые, судя по всему, находятся в поле зрения иранских посреднических или подставных фирм, действующих при поддержке Организации авиакосмической промышленности (координирующей научно-исследовательские работы и промышленное производство ракет) или подчиняющихся ей предприятий (см. списки в документе 226534).

Госсекретарь поручает посольству в Берлине сообщить об этом компетентным органам. По крайней мере в двух случаях дипломатическое представительство в ответ направляет послание немецкой стороны, где утверждается, что указанные компании не получали заказов, о которых идет речь, и даже не имеют ни малейшего представления о предполагаемых покупателях.

Беспокойство США вызывает и предположительно иранская компания Electronics Component Limited (ECL), но зарегистрированная в Малайзии, пытающаяся приобрести гироскопы у китайской фирмы VibTel. Гироскопы, которые могут использоваться в системах наведения баллистических ракет или беспилотных летательных аппаратов, подпадают под действие положений Режима контроля за ракетными технологиями, в связи с чем Вашингтон обратился к Пекину с просьбой расследовать данный вопрос. Непонятно, чем закончится дело, однако в отношении ECL применяются аналогичные меры. Как поясняется в одном из служебных докладов, цель состоит в том, чтобы «не дать Ирану возможности получить доступ к технологиям, необходимым ему для создания ракет большего радиуса действия» [чем тот, которым обладают имеющиеся в наличии] и, в итоге, сделать невозможным создание Исламской Республикой собственного ядерного оружия.