Стамбул — Несмотря на плохие прогнозы и разноголосицу мнений по вопросу атомного проекта Ирана, Исламская Республика в понедельник после четырнадцатимесячного перерыва вновь начала переговоры в Женеве с мировыми державами.

Сюжет уже предсказуем. Глава иранской делегации Саид Джалили потребует, чтобы Запад смирился с процессом обогащения урана Ираном и признал его «право» на мирное применение атомной энергии, а также заявит, что «давление», оказываемое в форме санкций, не имеет смысла.

А старшая в Евросоюзе по международным отношениям Кэтрин Эштон и прочие главные дипломаты потребуют, чтобы Иран прекратил обогащать уран, как того требует Совет безопасности ООН, и доказал, что не пытается заполучить ядерное оружие.

Из Женевы поступают такие сообщения, что можно сделать вывод, что проблема ядерного оружия была самым заметным пунктом повестки дня, хотя Иран и требовал, чтобы эта тема, волнующая мировые державы едва ли не сильнее всего, не затрагивалась вовсе.

Иранские делегаты, как сообщается, проявляли больше открытости, чем ожидалось, в плане обсуждения атомного проекта Ирана с дипломатами высшего ранга. Эштон представляла так называемый формат «П5+1» (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия). Заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Уильям Бернс (William Burns), который и провел непродолжительные двусторонние переговоры с Джалили на последнем раунде переговоров в октябре 2009 года, тоже присутствовал за столом наряду с прочими высокопоставленными представителями стран группы «П5+1».

«Выбор перед Ираном стоит простой: или еще большая изоляция, или сотрудничество», — сказал агентству Reuters представитель структур Евросоюза, попросивший не называть его имени.

Иран клеймит Запад за убийство ученого-ядерщика

Обозначая свою позицию в преддверии переговоров, глава иранского агентства по атомной энергетикие объявил в воскресенье, что поступила первая партия отечественного «желтого кека», то есть сырья, для обогащения, изготовленного из добытого в Иране урана. Было заявлено, что впервые в своей истории Иран вышел на «самообеспечение» в цикле производства ядерного топлива.

Иранские СМИ сделали акцент на жестком гамбите, с которого Джалили начал игру в Женеве, сообщив, что на первом же заседании он осудил страны группы «П5+1» за неупоминание двух взрывов, прогремевших в Тегеране на прошлой неделе и унесших жизнь ученого-ядерщика Маджида Шахриари (еще один ученый, Ферейдун Аббаси, был ранен). Аббаси, согласно резолюции Совета безопасности ООН от 2007 года, находился во главе списка иранцев, «причастных к работе над ядерными и баллистическими ракетами», и, по мнению иранской делегации, это сделало его потенциальной жертвой.

«Подобные достойные сожаления акции, направленные на недопущение приобретения Ираном новых технологий, говорят о средневековом образе мысли», — сказал, как сообщает государственное телевидение PressTV, Джалили. К этому он добавил, что «иранский народ стал самой главной жертвой терроризма».

Джалили отметил, что воинствующие противники режима в прошлом убили сотни иранцев. По его словам, Министерство иностранных дел Израиля делало акцент на хакерских атаках на их сайт; также он вспомнил, что глава британской службы разведки сэр Джон Соэрс (John Sawers) в конце октября заявил, что проблемой атомного проекта Ирана «нельзя заниматься исключительно методами обычной дипломатии».

«Нам нужно, руководствуясь разведданными, провести операции с целью осложнения таким странам, как Иран, задачи приобретения ядерного оружия, — сказал тогда сэр Джон. — Риск провала в таком деле чересчур опасен... А чем дольше затянутся международные усилия по затягиванию процесса получения Ираном технологии изготовления ядерного оружия, тем больше у нас будет времени на то, чтобы выработать политическое решение».

Позиция Ирана и позиция США

Переговоры идут на фоне охватившего все столицы — от Вашингтоне до Тель-Авива и Эр-Рияда — беспокойства и даже навязчивой идеи (в свете публикации секретных донесений американских дипломатов на сайте WikiLeaks), что мирный атомный проект Ирана — на самом деле прикрытие программы разработки ядерного оружия.

Поначалу казалось, что атмосфера в Женеве будет стоять протокольно-вежливая. Джалили прибыл раньше остальных членов делегации, кивнул Эштон в фойе, но руки ей не протянул. Эштон, здороваясь с Джалили, держала руки сцепленными за спиной, явно зная, что в Исламской Республике не связанным родственными узами мужчинам и женщинам не полагается пожимать друг другу руки на публике.

Но в дни, предшествовавшие женевским переговорам, обозначение своих позиций превратилось в какое-то спортивное соревнование. Обе стороны как бы говорили, что, участвуя в переговорах, делают большое одолжение другой стороне, и каждая позиционировала себя как более сильного участника игры.

После объявления о получении желтого кека глава иранского агентства по атомной энергетике Али Акбара Салехи сказал, что Иран «выйдет на переговоры с силой и мощью».

«Неважно, сколько сил они будут тратить на свои санкции и на чинение всякого рода препятствий ... наш атомный проект будет развиваться», — сказал он.

На это Белый дом ответил, что заявление о производстве желтого кека «вызывает дальнейшие вопросы об истинных намерениях Ирана и создает дополнительные поводы к беспокойству». Иран пока не разрешил всех важнейших вопросов, касающихся обвинений в попытке произвести ядерное оружие, с Международным агентством по атомной энергетике при ООН.

Стремясь еще больше укрепить позиции Ирана в преддверии переговоров, президент Махмуд Ахмадинежад заявил о наличии убедительных доказательств, что мировые державы далеко не так сильны, как казалось когда-то, и что Иран разоблачает слабость Запада.

«Американцы хуже, чем большинство стран с диктатурой, — сказал в своем выступлении Ахмадинежад. — Они убивают специалистов по ядерной физике, потому что им не хватает сил противостоять иранскому народу, и они думают, что народ отступит, если убивать тех, кого он любит».

Что касается переговоров, то занимающий сверхконсервативную позицию президент призвал западные державы во главе с США «изменить» свое поведение в отношении Ирана и «отставить дьявольские страсти» при переговорах.

Министр иностранных дел Ирана считает, что от ядерного оружия одни беды

Перед началом переговоров министр обороны Великобритании Лиам Фокс (Liam Fox) сказал, что предпочел бы «дипломатическое, а не военное решение», но к этим словам добавил: «Ни отворачиваться, ни отступать мы не будем».

А госсекретарь США Хиллари Клинтон сказала, что именно Ирану, а не Западу нужно восстановить веру в мирные цели атомного проекта Ирана, так что на женевских переговорах он должен твердо, решительно отказаться от попыток заполучить ядерное оружие.

В понедельник министр иностранных дел Ирана, кажется, сделал именно это. От имени Ирана он повторно отказался от ядерного оружия и призвал сделать Ближний Восток безъядерной зоной. Выступая в Афинах, Манушехр Моттаки сказал: «Ядерное оружие никаких проблем не решает. От него одни катастрофы».