Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Курсор)

После убийства премьер-министра Ицхака Рабина лидер Ликуда Биньямин Нетаньяху утверждал, что он не мог представить, к чему приведет волна подстрекательских заявлений со стороны раввинов, чувствовавших поддержку уличной толпы. Сегодня Нетаньяху предоставляется возможность извлечь урок из своих давних ошибок. Однако возникает впечатление, что Нетаньяху вынес из событий прошлого совсем иной урок.

Раввины-подстрекатели продолжают получать десятки тысяч шекелей в месяц от израильского правительства; агрессивные выпады против "чужаков" можно услышать из уст самого главы правительства; политическая поддержка подобного поведения проявляется в расистских законах, которые выдвигают депутаты на рассмотрение кнессета.
Существует термин "гороховая диктатура". Речь идет об особой политико-организационной культуре, суть которой заключается в постоянном разбрасывании горошин по социальной поверхности. Это заставляет общественность и средства массовой информации бегать в поисках каждой брошенной горошины, напрочь забывая о взаимосвязи предшествующих явлений и событий.

Подобная техника применяется всякий раз, когда общество накрывает волна ксенофобии. Иногда горячей темой-горошиной становятся "арабы", иногда "мигранты из Африки", иногда "нелояльные граждане". В прошлом в разных странах роль горошин выполняли "евреи", "коммунисты", "гомосексуалисты", "цыгане". Горошины меняются в соответствии с запросами толпы и конъюнктурой власти. Но суть остается неизменной – ксенофобное, антидемократическое подстрекательство, направление против "чужаков". Не случайно у демонстрантов в Бат-Яме, в квартале Ха-Тиква и на иерусалимской площади Цион были одни и те же организаторы.

Тысячи людей, которые вышли на демонстрации и были поддержаны раввинами, получающими государственное жалование, проливают свет на более широкий контекст происходящего. Сюда следует также добавить проект государственного бюджета. Ликуд пришел к власти в конце 70-х, заручившись поддержкой "второго Израиля". Теперь, спустя 33 года ликудовского доминирования в политике (за исключением коротких промежутков, наиболее существенным из которых было премьерство Рабина), ситуация изменилась. Нет более двух Израилей. Есть три Израиля.

Первый Израиль – Израиль больших денег. Крупный капитал, приближенные к кормушке, избранные учреждения (например, военно-воздушные силы). Для них нет бюджетных ограничений. Второй Израиль держится за первый. Это Израиль йешив и поселений. Болеее миллиона человек входят в эту группу – за пределами государственных границ, вне пределов производительного и созидательного труда. Миллиарды шекелей тратятся не столько на покрытие расходов религиозных бездельников, сколько на "воспитательную работу". А третий Израиль? Третьему Израилю не остается ни гроша.

В третьем Израиле живут большинство граждан страны. В третьем Израиле – доведенные до ручки пожарные службы. В третьем Израиле – разваливающаяся секулярная система образования. В третьем Израиле – сотрудники госпрокуратуры, сражающиеся за улучшение условий труда с госаппаратчиками. В третьем Израиле – ухудшающееся здравоохоранение. В третьем Израиле – униженные и доведенные до отчаяния социальные работники. В третьем Израиле, в этой забытой Богом стране, треть наемных работников не получет даже предусмотренного законом минимального жалования в размере 3850 шекелей в месяц. Прекрасная жизнь.

Нерушимость союза между Нетаньяху и религиозными экстремистами могла бы привести к политическому перевороту, как это случилось в 1977-м. Но для этого люди должны отвлечься от собирания горошин, которые бросает на землю власть, раскрыть глаза и посмотреть вверх.