В середине января российский президент Медведев посетит Израиль с государственным визитом. Это будет не первый официальный российский визит. Путин, будучи президентом, в 2005 году нанес визит в Израиль, а израильских премьер-министров неоднократно принимали в Москве. Когда Путин объявил о своем визите, возник вопрос, не означает ли это окончание политики дистанцирования России на Ближнем Востоке (после десятилетий агрессивного советского вмешательства в этом регионе)? Россия вместе с ООН, Соединенными Штатами и Европейским Союзом является участником ближневосточного квартета, хотя она в этой роли и ведет себя исключительно пассивно.

Визит Путина, казалось, ничего не изменил в этом отношении. Однако за кулисами наметилось определенное движение. Двусторонние отношения между Россией и Израилем приобрели большое значение, и не только в экономической области. Политическая атмосфера стала более деловой, хотя разговоров об этом не так много. Одновременно – к сожалению для Израиля – русские вновь активизировали свои контакты с арабским миром, и это не всегда происходит открыто. Речь идет о Сирии, у которой раньше были особенно тесные отношения с Советским Союзом, а также о таких связанных с Сирией экстремистских движениях как ХАМАС и Хезболла. Кроме того, за отношениями России с Ираном с беспокойством наблюдает  Израиль, а также Соединенные Штаты. Вместе с тем Россия поддерживает – правда без особого энтузиазма – санкции против Тегерана, и она отказалась от поставок некоторых видов вооружений, обещанных Ирану. Однако Россия продолжает сотрудничество с Ираном.

Теперь в Израиле задают вопрос о том, какие цели может ставить перед собой Дмитрий Медведев в связи с предстоящим визитом? Очевидно, что у России вновь появились амбиции на международной арене, и ратификация договора СНВ является успехом не только для Обамы, но также и для Медведева, так как это открывает для него многие двери во всем мире. Не окрылит ли это и российское честолюбие на Ближнем Востоке, а если это произойдет, то в каком направлении будет действовать Москва?

В отличие от Советского Союза Россия, судя по всему, не собирается расширять свое влияние на Ближнем Востоке за счет подстрекательства и разжигания военных конфликтов. А может ли Россия, используя свои улучшившиеся отношения с обеими сторонами, рассчитывать на то, чтобы стать эффективным посредником в ближневосточном конфликте? Русские не будут конкурировать с американцами. Они не будут вмешиваться в усилия, направленные на то, чтобы попытаться усадить израильтян и палестинцев за стол переговоров. Но они могли бы попытаться использовать свое влияние там, где американцы ничего не предпринимают - например,  в давно уже зашедших в тупик переговорах между Израилем и Сирией. Русские могут также выступить в качестве посредников в отношениях между ХАМАСом и Израилем для того, чтобы добиться практических договоренностей, представляющих взаимный интерес, и предоставить таким образом свободу действий на переговорах президенту палестинцев Махмуду Аббасу. В конце концов, русские являются единственными участниками квартета, которые поддерживают контакты с ХАМАСом.

Нравится это кому-то или нет – новые амбиции России на Ближнем Востоке нельзя будет оставить без внимания.