Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) в настоящее время вместе с представительной правительственной делегацией совершает поездку по арабским государствам Персидского залива. В произнесенной им в Кувейте речи он говорил о том, какие державы, с его точки зрения, могут в будущем «определять формирование всего мира»: это Турция и арабские страны, если они найдут в себе силы для создания «союза» как центра мусульманского мира.

Эрдоган выступил с речью на конференции, посвященной турецко-арабским отношениям. Согласно распространенному «полугосударственным» информационным агентством Anadolu тексту, он потребовал забыть споры и разногласия 19-го и 20-го веков - когда арабские народы восстали против господства Османской империи – и вспомнить об исторической общности, связывающей арабов и турок.

Эта общность, по мнению Эрдогана, зиждется, прежде всего, на исламе, а также на совместной борьбе против христианских агрессоров. «Вместе турки и арабы смогли защитить эти земли во время крестовых походов», - сказал  он. И в последующие эпохи «мы вместе боролись против захватчиков», отметил Эрдоган, упомянув также «оккупацию Эрзурума». Судя по всему, он имел в виду ввод русско-армянских войск в северную часть Турции во время Первой мировой войны, хотя сама Османская империя спровоцировала эти столкновения, развязав захватническую войну против России.

По мнению Эрдогана, сегодня следует пробудить к новой жизни «1000-летнее братство» и создать «политический, экономический и культурный союз». «Мы принадлежим к одной цивилизации. У нас общая история», - подчеркнул Эрдоган.

С помощью солидарности решить палестинскую проблему


Если держаться вместе и сотрудничать, то «у этого региона появится потенциал, способный оказывать определяющее воздействие на весь мир», - подчеркнул Эрдоган. Судя по всему, он считает турецко-арабское братство центром и ведущей силой мусульманского мира – достаточно влиятельного для того, чтобы в первую очередь изменить ситуацию на Ближнем Востоке.

«Мы относимся к боли народов Ирака, Афганистана и Пакистана как к своей собственной боли», - сказал Эрдоган. В каждой из этих трех стран в результате американских военных ударов погибло большое количество мусульман. «Если один из органов тела испытывает боль, то и все тело испытывает боль. И, если жестоко расправляются с детьми Газы, мы чувствуем такую же боль, как будто жестоко расправляются с нашими собственными детьми. Проблема Газы – это наша проблема. Проблема Иерусалима – это наша проблема».

По словам Эрдогана, речь идет о турецко-арабской и в широком смысле о мусульманской солидарности, которая поможет решить все эти проблемы. «С помощью солидарности мы можем решить палестинскую проблему и покончить с болью в Ираке и Афганистане».

Помимо мечты о новом, лучшем мире, построенном с помощью новой солидарности между турками и арабами, Эрдоган упомянул и Евросоюз. «С одной стороны, мы будем и дальше продолжать переговоры с Европейским Союзом; с другой стороны мы не будем отворачиваться от тех регионов, с которыми нас связывает многовековая совместная история». По словам Эрдогана, никто за границей не может сказать, что он оказывает влияние на внешнюю политику Турции. «Некоторые люди нас критикуют, когда мы говорим о Багдаде, Кабуле, Газе, Иерусалиме и Палестине…Мы сами определяем свою внешнюю политику. Мы реализуем свою собственную внешнеполитическую программу. Арабы – это наши братья и сестры».

«Никаких других намерений кроме братства»

Высказывания Эрдогана на первый взгляд свидетельствуют о том, что в его правительстве, находящемся под влиянием ислама, господствует такое представление о будущем, в котором Турция выступает в качестве ведущей силы мусульманского мира или «гравитационного центра», как это не без удовольствия формулирует министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу (Ahmet Davutoglu).

Однако Эрдоган косвенно отрицает наличие такого рода претензий. «У нас в этом регионе нет других намерений кроме братства и взаимного сотрудничества», - подчеркивает он. Необходимое замечание, поскольку у арабских стран есть причины для некоторого беспокойства по поводу новой внешнеполитической активности Турции. С одной стороны, не совсем ясно, что означают новые, более тесные отношения Турции с Ираном. Как следует из опубликованных в последние месяцы порталом Wikileaks документов, почти все арабские режимы ненавидят Иран или, по крайней мере, его нынешнее руководство, а некоторые даже хотят того, чтобы Израиль, наконец, нанес бомбовый удар по иранцам.

С другой стороны, именно эта двойственность автократических арабских режимов – открыто они клеймят позором Израиль, но в тайне с ним сотрудничают – подвергается резкой критике со стороны самого Эрдогана, поскольку арабские страны во время последней военной операции Израиля в Газе вели себя тихо, и за это турецкий премьер-министр назвал их «жалкими». В тот момент он признал реакцию арабского мира образцовой, но добавил, что имеет в виду «людей», а не арабские правительства, бросившие Газу в беде.

В результате с того времени, как считают арабские правительства, существует потенциально вызывающая тревогу популярность Эрдогана среди их собственных граждан, тогда как большинство правительств арабских стран не могут похвалиться особой любовью своих соотечественников. Это вызывает в воображении вероятные сценарии, при которых Эрдоган будет способен оказать давление на арабские страны просто за счет своей популярности на арабской «улице».

Все это настойчиво требует проявления определенной осмотрительности со стороны недемократических арабских режимов в общении с Турцией. Возможно, осознание того, что эти сомнения существуют, и заставило Эрдогнана произнести следующие слова: «Мы открыли вам наши сердца. Мы хотим оставить позади нас искусственные споры прошлого, а также толкование истории, основанное на лжи. Не давайте себя разделять и не растрачивайте силы в спорах».

Эрдоган также затронул тему террора, поскольку незадолго до этого мусульманские преступники осуществили массовые убийства христиан в Египте и в Ираке.  Эрдоган подчеркнул, что никакого исламского террора не существует. Тот, кто занимается террором, не является мусульманином, так как ислам означает «мир», отметил он. Это означает, что надо покончить с немусульманским террором, что можно сделать с помощью Бога, а также с помощью новой солидарности турецкого и арабских братских государств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.