- Какие шаги предпринимаются для преодоления создавшегося в Ливане политического кризиса?

-11 министров правительства подали в отставку, и, согласно закону, если одна треть министров подает в отставку, это означает, что в отставку подало все правительство, и с понедельника должны были начаться работы по формированию нового правительства. К сожалению, президент Мишель Сулейман отложил эти совещания. На сегодняшний момент нет правительства, до назначения нового премьер-министра Саад Харири осуществляет текущие работы, а совещания перенесены на следующий понедельник. До этого, в Дамаске премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент Сирии Башар аль-Асад и эмир Катара Ахмад бен Халифа аль-Танин предприняли миротворческие усилия. Они провели совещание, чтобы помочь Ливану выйти из этого кризиса. Министры обороны вышеупомянутых стран должны прибыть в Ливан, чтобы попытаться примирить правительство. Пока серьезных изменений нет. Народ отчаялся, и есть страх, что страна может надолго остаться без правительства и премьер-министра.

- Как вы оцениваете роль Сирии и Турции в деле преодоления ливанского политического кризиса?

- К сожалению, общинные размежевания в нашей стране таковы, что непосредственно связаны с соседними странами, у которых есть свои интересы или счеты с правительством Ливана и очень часто посредничают, чтобы нашлись решения. Уже четыре месяца, как между Сирией и Саудовской Аравией проходят переговоры для поиска решений и выведения Ливана из этого положения. К сожалению, в ту ночь, когда правительство рухнуло, все зафиксировали, что эти четырехмесячные переговоры ни к чему не привели. Не могу с уверенностью сказать, что будет, смогут ли эти страны достичь чего-то. Более того, растет количество стран, желающих посредничать и помочь. Франция тоже выразила желание поддержать Ливан. Я не очень позитивно настроен, но другого выхода не остается.

- А какие еще западные страны, кроме Франции, заинтересованы в урегулировании положения в Ливане? Какова роль США?

- И Франция, и США посредничают. Конечно, они ведут свою политическую линию, потому что является общепринятым, что большие страны преследуют свои интересы в маленьких странах подобно нашей. И если подсчеты совпадают с внутренним положением страны, то посредничество осуществляется успешно. К сожалению, наша страна поляризована: одна сторона никогда не принимала посредничества США и Франции, как, например, «Хезболла» и его сторонники. Остальная часть ливанского народа, во главе с премьер-министром и поддерживающими его христианскими партиями, считает, что США и Франция являются друзьями Ливана, и надо обращаться к поддержке этих стран. Именно это острое деление является причиной того, что в стране напряженное состояние, более того, вчера (интервью состоялось 17-го января – прим. ред.) состоялось чрезвычайно важное событие – суд ООН, который расследовал дело убийства бывшего премьер-министра Рафика Харири, уже передал предварительное решение и опубликует его в ближайшие дни. Основная проблема вытекает именно из этого решения, потому что есть разговоры о том, что «Хизбалла» имеет непосредственное отношение к убийству Рафика Харири. Никто не знает, что написано в решении суда, но если «Хезболла» уже выступает против этого решения, то все чрезвычайно запутано. В Ливане есть и некоторые экономические проблемы, которые усложняют положение страны.

- Принимая во внимание позицию «Хезболла», есть ли вероятность политических столкновений?

- Все силы в стране – против насилия, никто не хочет обращаться к оружию. Это осознает и «Хезболла». Из гражданских войн Ливана уроки извлекли все, и все знают, что никто не может ликвидировать противоположную сторону. Исходя именно из этого урока, все являются сторонниками того, чтобы столкновений не было. Но если даже такое произойдет, никакая партия Ливана не вооружена, чтобы быть в состоянии вступить в конфликт с «Хезболлой». Единственная вооруженная сила в Ливане – «Хезболла», и хорошо известно, откуда и зачем поступает ее оружие.  Если одна сторона вооружена, а другая – нет, то столкновения невозможны. Офицерство в армии тоже очень осторожно. Строго приказано, что в случае какого-либо нападения армия должна вмешаться, кто бы ни был нарушителем закона или зачинщиком столкновений. По-моему, начавшийся в Ливане политический кризис не вопрос шиитов-суннитов, потому что с шиитами союзничают христианские, в том числе армянские партии. 2 из 6 армянских депутатов парламента на одной стороне, 4 – на другой, однако единство сохраняется. Конечно, некоторые пытаются показать, что проблема в разногласиях между общинами шиитов и суннитов, однако, по моему мнению, проблема здесь серьезнее и глубже.

- А в чем же?

- Основная проблема связана с решением Международного суда по делу убийства Рафика Харири. Важной проблемой является и то, что долгие годы в Ливане происходят политические убийства – были убиты премьер-министры, министры, депутаты парламента, но ни разу не было раскрыто, кто является виновником преступлений. И когда премьер-министр Харири был убит в 2008-ом, правительство Ливана обратилось к международной общественности и попросило, чтобы это дело расследовал международный суд. Когда пришел тот день, когда должны были быть раскрыты виновники вышеупомянутого преступления, в Ливане начался этот кризис. Вероятно, есть стороны, которые боятся приговора суда и постоянно заявляют, что это политизированный суд, и не надо доверять ему. Но встает вопрос, если приговор еще не озвучен, как можно не принимать или оспаривать его справедливость, или выражать мнение о том, что неизвестно. Вероятно, «Хезболла» что-то знает, потому что многие из их партии были вызваны на допрос по этому делу. Этот вопрос очень тревожит и Сирию, и вообще связи Иран – Сирия - «Хизбалла». В конце концов, «Хезболла» является экстремистским исламским движением, и для них неприемлемо, что Ливан является свободной страной. С уверенностью могу сказать, что они мечтают, чтобы Ливан стал подобной Ирану страной. Это тоже проблема, и, вероятно, они хотят держать всю страну в своих руках.

- А каковы возможности Саада Харири в случае формирования нового правительства в условиях этого кризиса? Может ли Харири снова стать премьер-министром?

- Конечно может, потому что он пришел к своей должности после парламентских выборов 2009-ого года, когда он и его единомышленники вышли из выборов исключительными победителями, следовательно, у Харири есть большинство из суннитской общины. Не могу даже представить, кто может быть премьер-министром, если не будет Харири. Думаю, если состоятся консультации, то Саад Харири должен вернуться в качестве премьер-министра, даже если не с абсолютным большинством. Но возникает вопрос, сможет ли он составить правительство после того, как станет премьер-министром. Именно в это время у Харири будут проблемы, потому что он должен сформировать соответствующее правительство, и неизвестно, помогут ли ему в этом вопросе. В конце концов, ясно, что Ливан не может долго оставаться без правительства.