Для того чтобы лучше понять события в Ливии, необходимо помнить, что это одна из самых зажиточных стран в Африке, и государство с самым большим внутренним валовым продуктом в Северной Африке (большим, чем в Латвии).

Более того, в силу социально-политических особенностей это богатство распределялось сравнительно равномерно. Можно с уверенностью сказать, что жителям Ливии до сих пор обеспечивалось самое высокое качество жизни в Африке. Второй важный фактор, который оставляет Ливию один на один с окружающим миром, - это ее социалистическая, антиисламская позиция. В этой связи богатые, но консервативные арабские государства относились к Ливии, как к захваченной сатаной стране-отщепенцу. Ливия, чтобы не остаться в полной изоляции после развала СССР в 1991 году, выбрала политику сближения с Западом. Есть основание думать, что дружба с отдельными западными лидерами покупалась за деньги.

Когда в феврале начались беспорядки в Бенгази, ливийский лидер Муаммар Каддафи назвал их инспирированными террористической организацией Al Qaeda. Каддафи, таким образом, надеялся получить поддержку Запада, но просчитался. Сценарий событий уже был написан, и в нем для самого Каддафи не было места. Он в западных СМИ снова стал тираном, диктатором и убийцей. Точно так же, как в далекие 80-е годы. Вначале все шло по плану, и было похоже, что дни режима Каддафи сочтены. В СМИ уже появились сообщения, что Каддафи покинул Ливию и убежал в Венесуэлу. Но затем он неожиданно перехватил инициативу, и возникла угроза срыва разработанного плана смены режима в Ливии. Срочно был задействовал план Б. Забота о защите мирных жителей от злодея полковника Каддафи оправдывает любые действия, включая военные удары. Было развернуто широкое дипломатическое наступление, и ни один из центров мировой власти не встал на защиту Каддафи. Резолюция ООН 1973 развязала руки всем тем, для кого режим Каддафи уже давно был занозой в глазу. Кому же нравятся государства с самостоятельной и независимой политикой? У независимо мыслящих политиков не легкая жизнь. Это мы можем видеть и здесь, в Латвии.

Даже комментаторы западной прессы речи о демократии, интересах народа Ливии упоминают только мимоходом. То, что передел нефтяных месторождений главная причина вторжения, вроде бы и не ставится под сомнение, но это слишком упрощенный взгляд. Для смены режима Каддафи и осуществления нового территориального передела сфер влияния одного хотения недостаточно. Необходимо совпадение нескольких, зачастую абсолютно противоречивых обстоятельств. Вряд ли Россия, а в особенности Китай, фактически поддержали бы резолюцию ООН, воздержавшись при голосовании, если бы против Каддафи не выступили Лига арабских стран и Африканский союз. То, что Каддафи испортил отношения со многими консервативными режимами в арабском мире и в Африке, на этот раз ему аукнулось. Каддафи, кажется, допустил грубую ошибку, завязывая в последние годы во все большую дружбу с Западом. Он забыл, что в политике друзей нет, есть только интересы, и недавний друг президент Франции Николя Саркози теперь главный их тех, кто размахивает топориком войны. Действительно ли только падающие рейтинги и предстоящие в мае будущего года президентские выборы являются причиной того, что Саркози рискует втянуть мир в новую разрушительную войну? Подчеркиваю – рискует. Не сказано, что западная коалиция не справится с Каддафи быстро, но есть и вероятность того, что коалиция застрянет в войне в Ливии еще глубже, чем в Ираке или в Афганистане.

Мир намного циничнее, чем многим из нас хотелось бы думать. Режим Каддафи обречен, и теперь остается только с этого погибшего стянуть то, что можно стянуть. В других условиях это выглядело бы мародерством, однако в политике это будни. Российские комментаторы особенно радуются дальновидной позиции своей страны. С одной стороны, Россия, воздержавшись при голосовании в ООН, фактически дала зеленый свет  нападению Запада, что позволяет ей сохранить экономические позиции в Ливии и после создания нового режима. Но, с другой стороны, это дает возможность критиковать Запад за кровопролитие и агрессию. Запад воюет, цены не нефть растут, и Европа получит на свою шею еще одного «трудного ребенка».

Влияние Латвии на общую внешнюю политику ЕС так ничтожно, что в данном случае для нас важнее позиция по вопросу Ливии ближайшей соседней страны – России. Ответ на вопрос: почему Россия фактически поддерживает военную операцию, очень неблагоприятен для Латвии. Причина одна: Россия здесь видит сходство со своими действиями в Южной Осетии и возможными действиями в будущем, когда под лозунгом защиты гражданского населения можно будет осуществлять военные операции, скажем, в Абхазии, Приднестровье или в Крыму. Если Запад применяет аналогичную практику в Ливии, то почему России поступать иначе в сфере своих интересов, думают российские стратеги. Очень сомнительно, что реализация такой практики в мировой политике в интересах Латвии. И угодничество перед лидерами Запада еще не означает, что это даст неограниченную поддержку с их стороны в будущем. Это должны помнить творцы нашей внешней политики.

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.