Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Увидев вчера новостные выпуски английского телеканала Sky News, заголовки британских газет, посвященные военным действиям в Ливии, я подумал, будто смотрю израильский второй канал в период операции «Литой свинец».

Британские журналисты были похожи на военного обозревателя «двойки» Рони Даниэля: «Наши летчики в небе над Ливией; силы ПВО Каддафи нейтрализованы; враг использует мирных граждани в качестве «живого щита». Политическая дискуссия в Лондоне тоже звучала довольно знакомо: премьер-министр хочет ликвидировать режим Каддафи, армия стремится к достижению ограниченных целей, поставленных политическим руководством в рамках операции «Одиссея. Рассвет». Как будто речь идет о разногласиях между Эхудом Ольмертом и Эхудом Бараком, касающихся ликвидации власти ХАМАСа в Газе.

В Соединенных Штатах ситуация в СМИ более запутанная. Левые журналисты, которые выступали с агрессивными нападками в адрес Буша, начавшего войну в Ираке, поют дифирамбы Обаме, принявшему решение об операции в Ливии. Правые обозреватели, разумеется, Обаму ругают. «Это не война, а короткая гуманитарная операция,» – заявила вчера высокопоставленная американская представительница, находящаяся с визитом в Иерусалиме.

Израильтянин, которые читает зарубежные новости, слышит все эти заявления, не может не испытывать раздражения в связи со столь явным западным лицемерием. Особенно, когда речь идет о Великобритании. Они преследуют лидеров Израиля и командиров ЦАХАЛа за бомбардировки Газы и с гордостью сообщают о брутальных бомбежках в Триполи. Однако это упрощенный подход. Вопрос о том, насколько та или иная война справедлива, крайне субъективен и во многом зависит от результатов военной кампании.

Быстрые победы с минимальным количеством жертв воспринимаются общественным мнением положительно. Длительное и кровавое ведение боевых действий сводит на нет все, казавшиеся справедливыми и оправданными, причины для вступления в войну. Если бы Ольмерт победил «Хизбаллу» в течение двух дней, он вошел бы в историю как национальный герой. Но поскольку он не сломил «Хизбаллу» и после пяти недель ведения боевых действий, комиссия Винограда назвала действия правительства Ольмерта «серьезным провалом».

На телеэкране все войны выглядят одинаково. Самолеты и грохот падающих бомб, кольца дыма и разрушенные дома, спасающиеся бегством граждане, раненные, трупы. Камерон, Обама и Саркози не изобрели новый патент ведения войны. Ничего не изменилось со времени иракской войны Буша и войны в Газе Ольмерта. Ответ на вопрос, чем являются разрушения и убийства граждан - «гуманитарной помощью» или «военными преступлениями», дает в итоге общественное мнение. Во время войны в Газе большая часть мира склонялась к версии, что речь идет о «военном преступлении». В ситуации с Ливией мировое общественное мнение разделилось. Третий мир осуждает, Запад поддерживает. Это всего лишь свидетельствует о степени «популярности» Израиля и Каддафи. Нас ненавидят больше.

И только одно железное правило всегда неизменно – в древности и в нашм дни, во время мировых войн и в период локальных конфликтов, в Европе и на Ближнем Востоке - решение о начале военных действий всегда исходит из соображений внутриполитического характера. Политки начинают войну тогда, когда им кажется, что отказ от военных действий будет иметь для них более высокую политическую цену. Причины могут быть разными: необходимость получить внутриполитическую легитимацию (Ольмерт в Ливане), давление со стороны населения (Рим против Карфагена, Леви Эшколь в канун Шестидневной войны), идеологическая западня, из которой сложно выбраться (Гитлер в 1939 году, Насер в канун Шестидневной войны, Джонсон во Вьетнаме). Довольно часто (хотя и не всегда) решение начать боевые действия связаны с уверенностью инициатора кампании в том, что враг слабее и будет быстро разбит (кайзер Вильгельм в канун Первой мировой войны, египетский король Фарук (израильская война за независимость 1948 года).

Обама придерживается вышеупомянутого железного правила, как и любой другой государственный лидер. Он не хотел начинать войну, но Каддафи унизил его, выставив американского лидера в смешном свете. Идеологические соратники президента потребовали от него поддержать ливийскую оппозицию. Так Обама оказался втянут в военные действия. Обама поддался соблазну и поверил, что речь идет о «единоличной диктатуре», и что процесс устранения полковника Каддафи будет легким. То же самое рассказывали Бушу о Саддаме Хусейне в канун войны в Ираке.

Обама не первый лидер, начинающий войну, будучи лауреатом Нобелевской премии мира. До него были Бегин, Перес и Арафат. Обама не лицемернее остальных политиков. Он такой же как и все.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.