«В последние дни пребывания в Белом Доме предыдущего президента США Джорджа Буша младшего я получил от него приглашение встретиться с ним в Вашингтоне в обмен на то, что раскрою местонахождение своего отца. Я отказался от этого предложения, поскольку оно противоречило моим религиозным убеждениям, противоречило тому, что подсказывало мне мое сердце и мои принципы. Я извинился и сказал, что так не поступаю», заявил в эксклюзивном интервью газете La Vanguardia 30-летний Омар Усама Бен Ладен, четвертый сын главаря «Аль-Каиды», самого разыскиваемого в мире террориста. Отец выбрал его будущим лидером этой организации, но он вышел из «Аль-Каиды» за несколько месяцев до терактов 11 сентября.

Мы находимся в небольшой гостинице столицы Катара Дохи, и первое, о чем он попросил, это не публиковать ее название. Омар и принявшая ислам его супруга англичанка Зейна Бен Ладен высказывают опасения, что кто-нибудь попытается их убить.

La Vanguardia: Насколько я понял, в январе 2009 годы представители Буша постучались в вашу дверь. Что еще они вам предложили?

Бен Ладен: Его представители сказали мне, что они из Белого Дома, что они отвезут меня туда, что они могут защитить и помочь мне при условии, что я помогу им установить местонахождение своего отца. Я ответил, что мне очень жаль, но я так поступить не могу. Он - мой отец, а я – его сын, и, как правило, сын любит своего отца и уважает его. Хотя зачастую кто-то может не разделять идей своего отца.

А что Вы  думаете по поводу насилия и терроризма?

Как любой человек, в особенности человек, находящийся в моем положении, я не поддерживаю насилие, войны, нападения и все подобное. Если только они не ведутся во имя благой цели и с одобрения правительств ведущих стран мира, если они направлены на утверждение справедливости, как это происходит в Ливии. Например, у ООН есть свои войска, которые она использует в особых ситуациях для установления мира. В подобных случаях, в подобных обстоятельствах я также готов принять в этом участие.

Как Вы чувствовали себя после 11 сентября, после терактов в США, где Вы были и что ощущали в тот день?

Я не хотел бы слишком об этом распространяться. Прошло 10 лет, и я уже говорил, что никто этого одобрить не может. Я не знаю, кто стоит за этими терактами, и на этом надо поставить точку. Вот все, что я могу сказать по данному вопросу. Это болезненная тема, и я не хотел бы вновь ее касаться.

Вы утверждаете, что не знаете, кто совершил теракты 11 сентября. Вы действительно этого не знаете?

Главное заключается не в том, знаю я, или не знаю. Я не хочу об этом говорить, это старый вопрос, и разговоры о нем пользы никому не принесут. Главное, что я не поддерживаю такие действия.

Насколько я помню, Вы сказали, что любите своего отца, хотя и не согласны с ним. Вы могли бы это пояснить?

Разумеется. Люди восточной культуры иногда расходятся во мнениях. Я ушел из места, где скрывался мой отец, когда мне было чуть больше 20 лет. Я решил жить своей жизнью, ничего общего с ними не имеющей. Я хотел вернуться домой, жить в мире и не лезть в жизнь других народов.

Когда в различных уголках планеты совершаются теракты, в которых погибают невинные граждане, что Вы чувствуете?

Невинные люди погибают во всех частях света, это факт. Я чувствую то же самое в отношении всех невинно погибших на планете, будь то евреи, палестинцы, американцы, афганцы или иракцы… В любом случае это люди, и меня не интересуют ни их гражданство, ни то, чем занимается правительство их страны. Меня интересуют люди, мирные люди.

Если бы отец услышал ваши слова, то, как вы считаете, он не был бы разочарован? Вы ведь вместе с ним воспитывались и проходили военную подготовку…

Мне нечего сказать своему отцу, сейчас я живу в своем собственном мире, а мой отец живет в своем. Это вопрос, о котором мне трудно говорить, я не хочу о нем говорить.

Что может сделать Омар Бен Ладен, чтобы остановить насилие? Может ли он использовать силу слова, чтобы призвать людей отказаться от насилия и терроризма?

Это зависит от состояния страны, от людей. Иногда люди применяют силу, потому что их выгнали из своих домов. Что можно в таком случае сделать? Сказать им, чтобы отказались от насилия? Таким образом, поможешь только тем, кто на них нападает. В подобном случае необходимо применить силу, чтобы сдержать другую сторону, закрыть вопрос и восстановить справедливость. Но у людей, применяющих силу, есть только сила, которая нужна им для того, чтобы безраздельно господствовать над миром. Все это, разумеется, является нарушением прав человека, самой идеи прав человека.

Что Вы имеете в виду? Что применение силы «Аль-Каидой» в определенных случаях оправдано?

Что касается «Аль-Каиды», то тут мне нечего сказать. Я не знаю, что происходит с людьми из «Аль-Каиды». Похоже, они находятся во многих, в самых разных странах и много чего готовят. Иногда они придерживаются разных взглядов: одни из них весьма любезны, другие жестоки, третьи террористы, а четвертые религиозны. Некоторые из них весьма рассудительны, но все они уходят из своих семей и находят прибежище у моего отца. И остаются с ним.

Но, насколько я могу понять, Омар Бен Ладен хочет быть посланцем мира. Мой вопрос заключается в следующем: Что бы Вы сказали террористам, которые, возможно, именно сейчас готовят теракт в любой части земного шара, в Европе, Палестине, Израиле, Латинской Америке или США? Что бы Вы им сказали?

Кому, «Аль-Каиде»? «Аль-Каиде» мне нечего сказать, я не знаю людей и также не знаю, принадлежат ли террористы к «Аль-Каиде» или нет. Так что давайте говорить не об «Аль-Каиде», а о террористах вообще.

Как Вы считаете, ваш отец жив или мертв?

Я этого не знаю, но думаю, что жив.

Вы не получали от него никакого послания с тех пор, как ушли из того места, где он скрывался с некоторыми из ваших братьев?

Нет, с тех пор, как  я оставил его и своих братьев, я никаких посланий не получал. Я как и Вы. Вы получали от моего отца какие-нибудь письма? Между нами нет различий.

Нет, от Усамы Бен Ладена не получал…

Стало быть, между нами нет различий, ему нечего мне сказать, а я не могу с ним связаться.

Но Вы выглядите немного печальным, когда говорите о нем…

Это вызывает у меня сильное нервное напряжение. Я уже говорил Вам ранее, что интервью может создать для меня множество проблем, но Вы не придали этому значения. Я сейчас говорю это потому, что надеюсь, что мое обращение пойдет всем на пользу.

Раньше Вы оправдывали военные действия коалиции против режима Каддафи и, насколько я понимаю, поддерживаете революции в арабских странах…

Как Вы видите, во многих странах народы объединяются, чтобы свергнуть свои правительства. По разным причинам этого не случилось в моей стране, Саудовской Аравии, и я благодарю наших руководителей, короля Абдалу, да благословит Господь его и семью Аль-Саудов. Я считаю, что они действуют справедливо, и поэтому у саудовского короля нет проблем. Это потому, что он сам справедлив. Благословен также народ Катара и эмир шах Хамед за все то, что он делает на планете во имя мира. Слава Богу, обстановка в странах Персидского залива хорошая. А вот в странах северной Африки народы борются против своих правительств. Если народ не любит своего лидера, то у него два выхода: уладить то, что не нравится народу, или оставить все и отдать свой пост кому-нибудь другому, тому, кого выбрал народ. Но бороться с народом, убивать людей – это плохо. Сильные страны должны вмешаться и исправить это положение. Если случаются революции, то это значит, что лидер действует неправильно и обрекает свой народ на голод. Однако в нашей стране революции не было. Это означает, что король и его окружение все делают правильно. Они лучше, чем руководители других стран.

Следовательно, Вы поддерживаете революцию в Египте?

Ответ на этот вопрос Вам может дать народ Египта. Но выгнать из страны президента (Мубарака) – не самая лучшая мысль. Всю свою жизнь он посвятил исполнению обязанностей президента, и выгонять его несправедливо. Но если хочешь лишить его должности, то все должны быть согласны с тем, что это действие законное. И не надо выгонять его из страны и относиться к нему неуважительно. У него есть полное право умереть у себя на родине.

Вы считаете необходимым свергнуть Каддафи?

Что касается Каддафи, то я думаю что как он, так и его сын совершают террористические действия в отношении гражданского населения своей страны. Вначале население не имело намерений их свергнуть, но в конце концов у него просто не осталось иного выхода. Каддафи и его сын подобны террористической организации.

Как Вы считаете, оппозиция и международное сообщество, включая Катар, должны задержать Каддафи?

Да, и я если я получу разрешение короля Саудовской Аравии, то лично отправлюсь, чтобы его задержать.

Американцы вот уже несколько лет пытаются ликвидировать вашего отца Усаму Бен Ладена, но у них ничего не выходит. Чем Вы это объясняете?

Мне нечего сказать по этому вопросу.

А что Вы скажете своему семилетнему сыну Ахмеду Бен Ладену, когда он вырастет и спросит, кто же прав: его отец Омар или его дед Усама?

Он пока еще не думает о подобного рода вещах, и неизвестно, что произойдет дальше. Сейчас слишком рано, чтобы о чем-то подобном говорить. Я никогда не знал ни одного террориста… Ну, может быть, некоторых, но я их осуждаю. Я от них отошел. Я ему скажу, чтобы он не становился террористом. Мы должны быть нормальными людьми, живущими нормальной жизнью.

Если бы Вы могли изменить свое прошлое, то изменили бы?

Нет. На этот вопрос ответить не сложно. Что было, то прошло, и точка. В декабре этого года в Катаре состоится Форум Альянса Цивилизаций ООН. Я готов предоставить себя в его распоряжение, если им нужны мои услуги в качестве посланца по ближневосточной проблематике. Я отдаю себе отчет в том, что во имя мира все люди Земли, а не один какой-то человек, должны приложить усилия. Один не в состоянии ничего сделать, ни я, ни кто-либо еще. Если люди не объединяться, то ничего не получится. Я знаю, что это так и предлагаю себя, если они во мне заинтересованы. Если они обратятся ко мне с просьбой, то я сначала спрошу разрешения у своих лидеров, у короля Саудовской Аравии и эмира Катара.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.