Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

«Проблема такова, - сказал Ицхак Рабин. - Мы исходим из того, что невозможно вести себя, как нацисты, с точки зрения жестокости оккупационного режима. В государстве Израиль, по-видимому, понимают, что нам нельзя делать то, что позволяли себе делать другие».

Начальник генерального штаба Ицхак Рабин произнес эту фразу в ходе совещания высшего армейского руководства несколько недель спустя после Шестидневной войны.

«Правительственная линия такова (это не мое мнение) – нельзя способствовать формированию политических лидеров среди арабского населения - напротив, следует всячески этому препятствовать, - скептически заявил Рабин. - Некоторые полагают, что массовые аресты способствуют формированию политического лидерства. Эксперты рекомендовали арестовать мелких зачинщиков на местах, но не трогать Анвара Хатиба (губернатор Иерусалима, подчинявшийся Иордании), чтобы скомпрометировать его таким образом. Было рекомендовано чаще посещать его дом, пить с ним кофе».

«Идея заключается в нейтрализации политических лидеров путем использования депортаций и арестов, а также системы кнута и пряника, посредством оказания экономического давления. Мы плохо знаем о том, что происходит на арабской улице, мы не успели глубоко изучить настроения арабского населения. Мы находимся в поиске арабских лидеров, с которыми можно взаимодействовать. Очень сложно вести диалог со всеми вместе – они опасаются друг друга».

Один из генералов, обладавший острым политическим чутьем, задал Рабину вопрос: «Является ли армия фактором, определяющим политику на оккупированных территориях?» «Я бы сказал, что нет,» – ответил Рабин генералу, которого звали Ариэль Шарон.

Прошли десятилетия. Рабин дважды становился премьер-министром. Главный пост в государстве занимал и Ариэль Шарон. Одно правительство сменяло другое. Однако подлинного прогресса на пути к миру как не было, так и нет. Израиль просадил в рискованных азартных играх накопленный им стратегический капитал и попал под власть мафиозных воротил международного серого рынка. В скором времени мы можем оказаться в ситуации опущенного должника с перебитыми ногами, выплачивающего неподъемные проценты по нелегальным кредитам.

В отсутствие какого-либо взаимодействия с Иорданией Израиль пытался вести диалог с палестинцами в двух плоскостях: либо как с поданными, лишенными базовых гражданских прав, либо как с квазигосударственной организацией, представлявшей палестинское население. Это работало до тех пор, пока государства, задающие тон на международной арене, не считали нужным вмешиваться во внутренние дела, включая насильственное подавление гражданского сопротивления.

В качестве национального коллектива палестинцы имеют право требовать независимость. Однако они запутались в вопросе определения границ. Их требования в этом вопросе нарушают целостность признанных границы (линии прекращения огня) уже существующего государства. Либо палестинцам придется отказаться от своей розовой мечты стереть еврейское государство с ближневосточной карты. В качестве индивидуумов палестинцам достаточно потребовать предоставления гражданских прав в рамках демократического Израиля.

Барак Обама в состоянии понять суть торга вокруг темы границ, безопасности и беженцев. Но он не в состоянии понять, почему нужно стрелять по гражданам, требующим предоставления им гражданских прав. Тот, кто не хотел в свое время сотрудничать с иорданским монархом, будет вынужден иметь дело с Мартином Лютером Кингом.