ОПЕК стал последним полем битвы в холодной войне Ирана и Саудовской Аравии. У новости о том, что иранский президент Махмуд Ахмадинежад может принять участие в ближайшем саммите ОПЕК, который запланирован на восьмое июня, есть потенциал обернуться появлением кошки среди голубей.
 
Иранский президент объединил портфели министра энергетики и министра нефти и взял на себя временную ответственность за работу министерства. Теперь у него есть три месяца, чтобы найти нового министра для этого самого важного портфеля в стране, которая является вторым по величине производителем нефти после Саудовской Аравии.

«Иранский президент принял на себя ответственность позаботиться о нем (нефтяном министерстве) и он сам примет участие во встрече ОПЕК», - заявил журналистам 18 мая иранский вице-президент по парламентским вопросам Мохаммед Реза Мир-Таджеддини (Mohammad Reza Mir-Tajeddini).

Присутствие Ахмадинежада может помешать главной фигуре в ОПЕК - Саудовской Аравии, в ее планах представить картель как ответственного поставщика нефти, заботящегося о сбалансированности глобальной финансовой стабильности и интересами собственно участников картеля.

Даже не прохладные, а просто холодные отношения между двумя ведущими производителями нефти в мире достигли нового дна в этом году после того, как страны Персидского залива обвинили Иран в способствовании разжиганию беспорядков в Бахрейне и разоблачили предполагаемую иранскую шпионскую сеть в Кувейте. Словесная война последовала за этими событиями, в рамках которой Саудовская Аравия обвинила Иран в разжигании беспорядков в Бахрейне.

Производители нефти из стран Залива ныне опасаются присутствия Ахмадинежада, полагая, что оно не принесет ничего хорошего имиджу ОПЕК, особенно если он будет использовать эту платформу для продвижения своих собственных взглядов и для политической критики, направленной против Соединенных Штатов.

Международное энергетическое агентство (МЭА), энергетический наблюдательный орган за большинством нефтеэкспортирующих стран ОЭСР, уже выпустил предупреждение, высказав предположение, что если ОПЕК не предпримет действий для успокоения колебаний нефтяных котировок, то 28 членов ОЭСР «готовы рассмотреть возможность использования всех имеющихся в их распоряжении как у членов МЭА инструментов».

Заявление рассматривается многими наблюдателями как завуалированная угроза начать использовать запасы нефти из резервов стран-участников МЭА.

Страны МЭА выразили серьезную озабоченность в связи с тем, что появляются растущие признаки того, что рост нефтяных котировок с сентября сильно влияет на процесс экономического восстановления из-за того, что он расширяет глобальные дисбалансы, уменьшает доходы предприятий и домохозяйств и оказывает все большее давление на инфляцию и на процентные ставки.

 «По мере того, как глобальный спрос на нефть сезонно увеличивается с мая по август, существует ясная и срочная необходимость в дополнительных поставках на более конкурентоспособной основе на нефтеперерабатывающие предприятия для предотвращения дальнейшей напряженности на рынке», - отметило МЭА в своем заявлении от 19 мая.

«Продвижение диалога между потребителями и производителями является срочной и важной необходимостью для достижения как краткосрочных, так и долгосрочных решений. Совет управляющих призывает страны-производители к действиям, которые помогут избежать глобальных негативных экономических последствий, которые могут вызвать дальнейшее обострение на рынке, и приветствует приверженность и готовность увеличить поставки», - отмечает МЭА.

Соответствующие резервные мощности?


Иран - последовательный сторонник более высоких нефтяных цен, которые хорошо служат его национальным интересам на фоне международных санкций, наложенных на его экономику. Присутствие Ахмадинежада означает, что любой жест ОПЕК в области подъема уровня добычи будет отброшен. И что еще хуже, его комментарии могут даже привести к скачку цен, т.е. к тому, чего ОПЕК стремится избежать, учитывая, что картель настаивал на том, что рост вызван не проблемами с поставками (которые он может контролировать), а спекулянтами, действия которых картель контролировать не может.

«Если основываться на фундаментальных принципах закона спроса и предложения, то цены на нефть не должны быть столь высокими», - заявил саудовский министр нефти Али Аль-Наими 19 апреля, добавив, что более низкий спрос на саудовскую нефть в марте по сравнению с февралем в этом году был «признаком избыточного предложения».

Goldman Sachs и другие инвестиционные банки ожидают, что цены на нефть будут продолжать испытывать на себе воздействие восходящего тренда, учитывая не отвечающие требованиям поставки и постоянные угрозы рынкам.

Лондонский Центр глобальных энергетических исследований (The Centre for Global Energy Studies - CGES), возглавляемый почтенным бывшим министром нефти Саудовской Аравии шейхом Ямани, сомневается в том, являются ли нынешние резервные мощности в мире адекватными.

«Ответ, судя по всему, должен быть «да», но при этом нужно держать в уме количество стратегических запасов, контролируемое властями стран ОЭСР и крупными потребителями нефти, такими как Китай. Однако же,  вердикт нефтяного рынка, скорее всего, будет «нет», судя по нынешним уровням нефтяных котировок, отмечал CGES в своем анализе в апреле.

«Эти диаметрально противоположные ответы заставляют предполагать следующее: хотя глобальные резервные мощности вполне адекватны на бумаге, и стратегические запасы действительно весьма обильны, нефтяной рынок не верит в то, что Саудовская Аравия не подвержена опасности гражданских беспорядков, или же что она с радостью использует все свои запасные мощности, если это потребуется, а также не уверен в том, что Международное энергетическое агентство санкционирует временное открытие стратегических запасов ОЭСР. Нам нужно подождать и посмотреть, прав ли рынок насчет Саудовской Аравии».

Однако же, Центр глобальных энергетических исследований не ожидает, что МЭА одобрит снижение запасов, так как это вызовет «удручающие мысли о том, что в один прекрасный день подобные проволочки могут оказаться чрезвычайно дорого обходящимися мировой экономике».

Некоторые производители из числа стран ОПЕК надеялись повысить квоту на производство, последний раз установленную в 2008 году, в качестве жеста, направленного на потакание интересам импортирующих нефть стран. Конечно, большинство производителей ОПЕК превышают свои квоты, раз им приходится восполнять недостаток из-за прерванного производства нефти в Ливии. Но даже этот символический жест может оказаться перечеркнут присутствием в зале Ахмадинежада.

Это станет разочаровывающим фактором для Саудовской Аравии, а также расстроит импортирующих нефть союзников и вложит новое оружие в руки истеричных  враждебно настроенных к ОПЕК комментаторов из числа наблюдателей правого толка на Западе.

Внимание - это самое последнее, чего хотят сейчас нефтепроизводители Ближнего Востока и Северной Африки.