В последние десять лет иранская космическая программа заметно набрала обороты. Кажется, что ее развитие, как и интенсификация ядерной программы Ирана, пропорционально накладываемым на эту страну санкциям. Так, по крайней мере, следует из высказывания Махмуда Ахмадинежада, которое охотно цитирует информационное агентство IRNA: «Слово «санкции» не имеет для иранцев никакого значения». Значение же имеет, в частности, завоевание космоса.

Во славу ислама

Махмуд Ахмадинежад как президент Исламской республики Иран одновременно является главой Высшего совета по космическим исследованиям – органа, созданного в 2004 году Иранским космическим агентством. «Первая фаза национального проекта по отправке человека в космос завершена», - заявил 3 февраля 2011 года в связи со второй годовщиной запуска иранского спутника «Омид» («Надежда») и иранским Днем космических технологий президент этой организации Хамид Фазели, который одновременно является секретарем Высшего совета по космическим исследованиям. Результатом завоевания космоса станет полет иранского космонавта. «Это один из сладких плодов Исламской революции. Национальный спутник «Омид» покорил космическое пространство и наполнил радостью сердца тысяч иранцев, открыв перед ними новые горизонты», - говорил Фазели, вспоминая день запуска спутника.

Характерным элементом этих высказываний, адресованных в годовщину победы Исламской революции (11 февраля) не только иранцам, был отчетливый пропагандистский тон. Иран стремится стать государством больших возможностей и развитых технологий, а их воплощением должна стать космическая программа, которая сделает из этой страны гиганта и лидера в этом направлении среди стран региона, всех мусульманских стран, а потом, кто знает, может быть и во всем мире.

Космическая программа – это составляющая исламской национальной гордости и личных амбиций лидеров Исламской республики, которая должна привести уже в 2017 году к отправке на околоземную орбиту первого иранца, разумеется, мусульманина. Важно, что в Космос полетит мусульманин, ведь здесь идет речь о прославлении религии.

Пост на орбите

Международная общественность опасается, что спутники и космические ракеты, которые могут нести ядерные боеголовки, будут использоваться в военных целях. 15 марта 2011 года Иран провел удачный запуск ракеты «Кавошгар-4» с капсулой с пассажирским отсеком, одновременно прозвучали громкие обещания, что в середине сентября в космос полетит обезьяна. Так что отправка в космос первого космонавта кажется вполне правдоподобной. Однако он не станет первым иранцем, который окажется на околоземной орбите.

Первым космонавтом с иранскими корнями стала Ануше Ансаре, которая 18 сентября 2006 года отправилась в космос с космодрома Байконур. Но полетела она как гражданка США (она эмигрировала из Ирана вместе с родителями в 80-е годы) и … космическая туристка. Так что, само собой, она не может вызывать восторгов в иранских правящих кругах. Последним же побывавшим в космосе мусульманином был малазиец Шейх Музафар Шукор: 10 октября 2007 года он полетел на Международную космическую станцию. Полету предшествовала долгая подготовка, а отвечавшее за миссию космическое агентство Малайзии позаботилось и о религиозных аспектах. Оно организовало конференцию, посвященную практическим элементам, связанным с пребыванием мусульманина в околоземном пространстве. Вопросом занялся малазийский совет мусульманских ученых. Проблема представлялась существенной, т.к. касалась таких вопросов как молитва, для подготовки к которой требуется омовение, положение при молитве, ее время, ориентация в направлении Мекки. Кроме этого рассматривался вопрос, как соблюдать пост, т.к. полет проходил в рамадан. Решения напоминали общие принципы, которым должны следовать мусульмане в путешествиях. Но важна сама вовлеченность мусульманских ученых, которые пытаются  представить проблему полетов в космос с точки зрения ислама. Подобных текстов можно ожидать и из Ирана.

Иранская программа

Иранская космическая программа уходит корнями в 50-е годы. Уже в 1958, когда на околоземной орбите появился первый искусственный спутник, Иран проявил активность на международной арене. Результатом стал созыв 12 декабря 1959 года Комитета по использованию космического пространства в мирных целях, одним из основателей которого стал Тегеран. Эта активность, однако, не повлияла на развитие космических технологий в Иране. Со временем самыми важными стали две сферы деятельности, в которых используются подобные технологии: телекоммуникация и метеорология.

История иранских усилий по покорению космоса началась при правлении Мохаммеда Реза Пехлеви. В 1977 году появилась система спутниковой связи «Зохре», а Иран подключился к глобальной системе связи. Примерно в то же время появлялись предложения отправить в космос собственный исследовательский спутник, также планировалось создать Иранское космическое агентство. Но эти планы в 1979 году прервала революция. После нее Иран повернулся в сторону России, Китая и Индии, установил контакты с Северной Кореей, а также начал сотрудничество с Италией по проекту «Месбах», оставшемуся незавершенным. В 1987 году премьер-министр Мир-Хосейн Мусави предлагал созвать комиссию по координации космических программ. Этого, однако, сделано не было, а деятельность сосредоточилась в основном на развитии ракет дальнего радиуса действия. После окончания войны с Ираком в 1988 году был принят первый пятилетний план. Четвертый был завершен в 2009 году, а его основным элементом стало развитие космических технологий.

С момента создания в 2004 году Иранского космического агентства космические проекты были приведены в общее русло и были лишены военного характера. Очередным этапом на пути завоевания космоса был запуск 2 февраля 2009 года спутника «Омид», произведенного в Иране. Ранее, 4 февраля 2008 года, был осуществлен пробный запуск ракеты «Кавошгар-1». Но до этого, в октябре 2005 года запуск первого иранского спутника «Сина-1» (произведенного, правда, в России и на российской ракете Космос-3М) сделал государство аятолл сорок третьей страной, которой удалось подобное.

Опасения и надежды

Космическая программа Тегерана вызывает беспокойство мировой общественности. Ведь формирование военной стратегии опиралось на ракетную технику. Это касалось как небольших ракет, так и ракет земля-воздух, которые импортировались в основном из США и Европы (конечно, до 1979 года), а позднее более крупных баллистических ракет. При их производстве использовались в основном северокорейские технологии. Отправка на орбиту спутника «Омид» также стала возможна благодаря техническим решениям из Северной Кореи, а иранская ракета «Шахаб» создавалась по образцу северокорейской ракеты «Нодон». В конце 90-х годов была начата работа над ракетой «Шахаб-3», которая после удачных испытаний должна была быть предназначена для массового производства. Этим проектом занималась, в частности, Организация аэрокосмической промышленности Ирана. Испытания же космической ракеты «Кавошгар-1» состоялись в начале февраля 2008 года. Беспокойство часто вызывает отсутствие информации, касающейся уровня развития иранских технологий и их размещения.

Помимо множества заявлений пропагандистского толка, которые иранские политики делают к очередным годовщинам революции, Иран реализует программу, о которой было заявлено еще в 2002 году. Она касается развития нано- , био-,  ядерных и космических технологий. Программа была названа двадцатилетней, и ее завершение должно прийтись на 2025 год. Тогда по заявленному плану Иран станет лидером по развитию технологий в ближневосточном регионе. Стремясь к этой цели, он развивает сеть институтов и факультетов, занимающихся космическими технологиями. Достаточно упомянуть, что в порядка 30 государственных и частных вузах работают факультеты и отделы, предлагающие знания, проекты и учебные программы в этой области. Такой интерес властей к технологиям отражается в непосредственном влиянии на формирование позиции общества: устраиваются публичные мероприятия, выпускаются периодические и информационные издания для детей и молодежи, рекламирующее техническое образование.

Принимая во внимание вовлеченность в данную сферу властей – от верховного лидера Хаменеи и президента Ахмадинежада до губернаторов провинций, можно ожидать, что в будущем иранский «homo islamicus» создаст особый подвид: «homo cosmicus». И это будет несомненный успех Ирана.