Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Ближневосточная речь президента США Барака Обамы, произнесенная им в минувший четверг, является программным политическим документом. Обама представил широкой публике политическую доктрину, касающуюся общественных изменений, в основе которых лежит ненасильственная борьба за гражданские права и национальное самоопределение.

Он верит в способность широких масс заставить лидеров, не желающих нарушать сложившийся статус кво, произвести необходимые реформы. Роль Америки – служить примером и поддерживать демократические изменения в странах, которыми управляют диктаторы. Однако ответственность за изменения лежит на самих народах. Если массы выйдут на улицу и потребуют то, что им полагается по праву, значит они этого заслужили.

Тем, кто внимательно слушал выступление Обамы, американский президент мог показаться весьма радикальным мыслителем, который предлагает изменить закостенелый и несправедливый миропорядок. Свою революционную теорию Обама возводит на основе арабских революций 2011 года, как когда-то Карл Маркс развил свою доктрину на фоне «Весны народов», европейских революций 1848-1849 гг. Маркс призывал к классовой борьбе. Обама призывает к борьбе угнетенных со своими угнетателями.

Обама полагает, что судьба благоволит отважным одиночкам, которые посмели вступить в борьбу с тиранией. Американский президент полагает, что именно таким образом были созданы Соединенные Штаты Америки – в результате борьбы с британской монархией.

Так обычная жительница Алабамы Роза Паркс стала родоначальницей борьбы чернокожих американцев против расовой сегрегации, отказавшись уступить место в автобусе белому пассажиру. Это герои Обамы. «Иногда действия обычных граждан становятся катализатором создания мощных общественных движений, выступающих за изменение существующего порядка, поскольку подобные действия выражают стремление к свободе», - подчеркнул Обама.

Теперь он надеется, что пример американской нации, созданной в ходе «бунта против империи» и пережившей кровопролитную гражданскую войну для того, чтобы предоставить свободу рабам, нации, в недрах которой родились гражданские движения за равноправие («Без которых я сегодня не занимал бы свой пост»), будет перенят на Ближнем Востоке.

Обама категорически отрицает два других метода, которые были использованы его предшественниками с целью добиться политических изменений – войну, навязанную извне, и попытки договориться с диктаторами. Джордж Буш верил в необходимость военного вторжения и свержения диктаторских режимов силой оружия. Результаты этих действий печальны. Америка была втянута в продолжительную и дорогостоящую военную авантюру в Ираке и Афганистане, которую Обама пытается завершить. В Ливии Обама оказался втянут в военные действия лишь после того, как повстанцы вступили в открытую борьбу в Каддафи. Обама не испытывает особой радости по поводу этой войны.

В той же степени нет никакого смысла в ведении переговоров с диктаторами. После каирской речи Обама подвергся острой критике за проявленное им равнодушие по отношению к многочисленным нарушениям прав человека в ближневосточном регионе. Президент спокойно воспринял критику и вмешался только после того, как народные массы в Тунисе и Египте вышли на улицы.

В чем-то Обама прав. Допустим, он потратил бы много времени на бесплодные попытки убедить Хусни Мубарака провести в Египте демократические реформы, как это делала в свое время бывший государственный секретарь Кондолиза Райс. Чего бы он добился? Символического освобождения нескольких диссидентов? Мубарак не стал бы слушать Обаму. Да и сегодня Обама предпочитает читать нотации и оказывать моральную поддержку издалека, рассчитывая на сознательность угнетенных масс.

Обама разочарован действиями ближневосточных лидеров, которые предпочитают сохранять существующий порядок, держатся обеими руками за прошлое и стремятся избежать потрясений, связанных с серьезными реформами. Его разочарование касается также и палестино-израильского конфликта. Лидеры двух народов проигнорировали попытки Обамы оживить переговорный процесс и сделали все, чтобы переговоры не были возобновлены.

Биньямин Нетаньяху отказывается идти на уступки. Абу-Мазен твердо намерен обратиться в ООН. Поэтому речь Обамы можно расценить, как призыв к палестинцам выйти на улицы и ликвидировать израильскую оккупацию, которая, с точки зрения Обамы, также морально неприемлема, как и дикаторские режимы в арабском мире. Он предложил Нетаньяху и Абу-Мазену последнюю возможность избежать крушения – вернуться к столу переговоров в соответствии с предложенной им концепцией урегулирования. Однако нет ни малейших шансов на то, что это произойдет.

Если палестинцы хотят добиться национального самоопределения и получить гражданские права, они должны действовать по примеру египтян и тунисцев – начать массовую ненасильственную борьбу в надежде на то, что Америка поддержит их в этом и не позволит Израилю подавить сопротивление с помощью оружия. Такова практическая суть доктрины Обамы, современного наследника Маркса, Троцкого и Че Гевары.