Пока мир наблюдал за пышным цветением «арабской весны», иранские улицы оставались сравнительно тихими после местной собственной волны протестов в 2009 году, после того как президент Махмуд Ахмадинежад выиграл, предположительно, мошеннические выборы. Но в Тегеране поразительная и все увеличивающаяся критика президента, исходящая от консервативных сил, входит в новую стадию, которая, согласно мнению некоторых источников, может перерасти в кровавую дуэль в иранской политике уже в ближайшие недели.

Ахмадинежад и верховный духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи достигли решающей стадии в последние месяцы, когда Ахмадинежад вопиющим образом демонстративно принял противоречивые решения по поводу пожеланий духовного лидера. Политический активист, близкий к последним столкновениям, заявил The Daily Beast, что иранский президент не только лишился безусловной поддержки Хаменеи, последний также позволил оппозиции Ахмадинежаду расправить крылья. Аналитики говорят, что Ахмадинежад нажил много врагов за последние пять лет, и не смог за время своего пребывания у власти создать политические коалиции. Он практически добился изоляции как для самого себя, так и для Ирана в целом на международной арене. А внутри страны его безумные амбиции в области захвата власти, которые могли бы вторгнуться и на территорию духовного лидера, обернулись очень сильным ответным ударом.

«После того, как Махмуд Ахмадинежад сменил своего министра иностранных дел (Манучехра Моттаки (Manouchehr Mottaki) без одобрения духовного лидера и назначил своего собственного кандидата на его место, для Хаменеи прозвучал сигнал тревоги», - говорит The Daily Beast на условиях анонимности политический аналитик из Тегерана, знакомый с разговорами на эту тему. «На встрече с высокопоставленными государственными чиновниками иранский лидер дал зеленый свет преследованию нарушений, совершенных теми, кто был близок к Ахмадинежаду».

В прошлом месяце Ахмадинежад также уволил министра кабинета по вопросам разведки. Но Хаменеи выступил против действий президента и попросил его изменить свое решение. Хотя у верховного лидера имеется право финального голоса по критически важным решениям, Ахмадинежад настоял на своем решении и отказался присутствовать на заседаниях кабинета в течение десяти дней - десяти дней, благодаря которым на него обрушился вал критики. Он наконец сдался и разрешил министру по вопросам разведки вернуться в состав кабинета.

«Игру верховного лидера предсказать проще. Но значительно труднее спрогнозировать, как ее будет продолжать Ахмадинежад, так как он ведет себя обычно эмоционально и непредсказуемо», - отмерил Реза Алиджани (Reza Alijani), известный политический аналитик, недавно покинувший Иран. «Эмоциональные и бредовые действия Ахмадинежада могут также привести к его гибели, потому что игры вокруг власти в Иране чрезвычайно беспощадны, и силы безопасности в лагере духовного лидера страны известны своей беспощадностью».

Министр по вопросам разведки был в конце концов уволен, когда попытался установить наблюдательное оборудование для записи разговоров Эсфандияра Рахима Машеи (Esfandiar Rahim Mashaei), руководителя аппарата Ахмадинежада и его ближайшего советника, которому он больше всего доверяет. Многие говорят, что запись осуществлялась, без сомнения, по приказу духовного лидера Ирана.

За прошедшие несколько недель несколько человек, близких к Машеи, были арестованы, и оппозиционные правительству группы напали на его заместителей. Но аналитики в Иране уверены, что это только начало того, что, как ожидается, будет включать и арест самого Машеи и нескольких других чиновников, близких к президенту.

Лишь на прошлой неделе иранская пресса сообщала об обвинении Хамида Багеи (Hamid Baghaei), вице-президента при Ахмадинежаде, который был признан виновным в многочисленных нарушениях в свою бытность главой иранской Организации по культурному наследию, ремеслам и туризму (Iran Cultural Heritage, Handicraft and Tourism Organization). Багеи был признан виновным административным судом и приговорен к запрету занимать посты в правительстве сроком на четыре года. Ахмадинежад еще не отреагировал на систематические атаки против членов его команды.

В начале мая Ахмадинежад слил воедино несколько министерств и уволил министра нефтяной промышленности, возложив ответственность по надзору за нефтяной отраслью на себя лично. Этот шаг стал серьезным шоком для политической системы Ирана. Сильный и влиятельный Совет стражей исламской революции выступил против решения, а верховный лидер страны встал на сторону Совета стражей. Совет отвечает за одобрение парламентских решений и координацию и соответствие решений правительства конституции Ирана и законам шариата. Ахмадинежад не обратил никакого внимания на неодобрение.

Шаг президента также вызвал гнев в рядах разочарованных членов парламента, которые более не опасаются потерять поддержку духовного лидера, если будут нападать на Ахмадинежада. На прошлой неделе влиятельный консервативный депутат Ахмад Таваколи (Ahmad Tavakoli), глава парламентского исследовательского центра, заявил, что парламент будет противостоять Ахмадинежаду. Об этом он заявил в интервью консервативному информационному агентству Fars News Agency.

«Г-н Ахмадинежад думал, что может делать все, что ему заблагорассудится, все, что он посчитает правильным, но сегодняшние обстоятельства изменились, да и господин Ахмадинежад уже не тот старый Ахмадинежад, он тоже изменился, и страна больше не потерпит определенных нарушений закона», - сказал он.

«Прямо сейчас, если вы взглянете на основные фигуры вокруг доктора Ахмадинежада, то они окажутся либо людьми с отклонениям, психически больными, либо обвиняемыми в коррупции, либо и теми, и другими одновременно», - добавил Таваколи, который близок к лагерю духовного лидера Ирана.

Лишь в прошлую пятницу, 20 мая, высокопоставленный командующий Корпуса стражей исламской революции (КСИР) заявил, что корпус басидж (народного ополчения - иранской  милиции из добровольцев, основанной аятоллой Хомейни в ноябре 1979 года – прим.пер.)
готовится к «превентивным действиям» против «девиантного/отклоняющегося направления». Термин «девиантное направление» используют те, кто выступает против Ахмадинежада, для описания различных конкретных близких к нему лиц, включая Машеи. Командующий КСИР заявил, что они проведут военные маневры, чтобы продемонстрировать их верность и лояльность духовному лидеру Ирана.

Но почему же Ахмадинежад хранит молчание перед лицом все возрастающей критики и давления? Некоторые говорят, что он выжидает удобного момента. Он также может готовиться осуществить атаку. Или, как некоторые полагают, он ждет, что Хаменеи, который, по слухам, борется с раком, проиграет в этой борьбе. Это движение вперед-назад между лагерями Ахмадинежада и Хаменеи происходит очень публично и открыто, присутствуя даже на веб-сайтах, таких, например, как Ya Lesarat, консервативный прохаменеиевский сайт.

Одной из фигур, которая, как говорят, принадлежит к «девиантному уклону», является Эсфандияр Рахим Машеи (Esfandiar Rahim Mashaei). «Девианты» верят в появление Махди, двенадцатого имама мусульман-шиитов. Согласно шиитскому учению, нынешний духовный лидер Ирана в это время и представляет собой двенадцатого имама, Махди. Но с пришествием собственно настоящего двенадцатого имама, верховный лидера Ирана будет отрешен от власти. На самом деле сторонники аятоллы Хаменеи и традиционные консервативные силы обеспокоены тем, что непослушание Ахмадинежада, его нежелание подчиняться указаниям верховного лидера может быть частью его долгосрочных планов по осуществлению фундаментальных изменений на иранской политической сцене, где иранский духовный лидер больше не будет играть роли.

«Верховный лидер, который относится к кабинету Ахмадинежада как к своему собственному, хочет, чтобы оставшиеся два года работы кабинета завершились с максимальным уровнем терпимости», - говорит Алиджани. «Сейчас духовный лидер впустую убивает время в своей игре, а Ахмадинежаду нужно играть быстро, так как у него не остается времени, и именно так ранее обоюдовыгодная игра превращается в игру с наличием победителя и проигравшего, когда одна из сторон будет уничтожена».

«Его «срок годности» истек, но он хочет утащить за собой и кое-кого еще, когда будет тонуть. В это время борьба идет вокруг нескольких фигур, которые пока устояли и не хотят тонуть вместе с ним. Я уверен, что г-н Ахмадинежад не сможет продолжать, и его правительство падет», - заявил Мехди Хазали (Mehdi Khazali), сын влиятельного аятоллы, в интервью Deutsche Welle Persian на прошлой неделе. В отличие от своего отца, Хазали считается критиком правительства.

«В балансе сил в Иране верховный лидер имеет абсолютную власть. Басидж, КСИР, парламент и восточный базар - все поддерживают Хаменеи. Причина, по которой представители истэблишмента поддерживали Ахмадинежада последние пять лет, заключалась в том, что его безусловно поддерживал духовный лидер», - заявил бывший помощник бывшего президента Хатами. «Теперь, когда он, как видится, оказался без этой поддержки, они тоже перестанут его поддерживать», - отметил политический активист.

Даже при таких условиях выглядит весьма маловероятным, что Ахмадинежад, которого поддерживают миллиарды долларов нефтяных доходов, который может опереться на ряд религиозных и военных сил, и который пять лет демонстрировал неуклонное подавление с ним несогласных, сдастся так быстро. Вот почему борьба между верховным лидером и Ахмадинежадом и их союзниками станет кровавой битвой в ближайшие недели и месяцы, и вероятность беспрепятственного ухода противоречивого иранского президента крайне низка.

Омид Мемарян (Omid Memarian) - колумнист, чьи тексты появлялись в The New York Times, The Los Angeles Times, The San Francisco Chronicle и в других изданиях. В 2007-2009гг. он был научным сотрудником по проблемам мира в журналисткой школе UC Berkeley Graduate School of Journalism, а в 2005 получил награду «Защитник прав человека» (Human Rights Defender Award), высшую честь, которой удостаивает организация Human Rights Watch.