В то время как президент Обама наносит визит Ее Величеству королеве Англии, накладывает санкции на продолжившие сотрудничать с режимом Тегерана предприятия и поддерживает Нетаньяху, который представил свое узкое видение мирного процесса перед американским Конгрессом, Николя Саркози и Дэвид Кэмерон плывут на совершенно другой волне.

Хотя Ален Жюппе (Alain Juppé, глава МИД Франции – прим. ред.) и говорил о возможности скорого достижения международного консенсуса по проблеме Сирии в Совете безопасности ООН, вопрос еще очень далек от решения.  

Прежде всего, нужно убедить президента России Дмитрия Медведева в необходимости осудить его сирийского союзника за плохое поведение и продолжение репрессий в адрес оппозиционеров, так называемых террористов. 

После бесчисленных советов премьер-министра Турции по поводу запуска крупномасштабных реформ у его сирийского соседа, пришла пора хозяину кремлевского кабинета снять телефонную трубку и провести разговор с Башаром Асадом. Никто не знает, попросили ли его претворить в жизнь все реформы, о которых он столько говорил в своих речах.   

Однако, по всей видимости наследник трона Асадов нашептал Медведеву, что собирается и дальше делать все, чтобы заткнуть рот оппозиции. Но что же насчет политических свобод, которые должна была бы хоть отчасти утвердить отмена чрезвычайного положения? Раз уж реформы терпели 11 долгих лет, они вполне могут еще немного подождать, пока партия «Баас» встанет на ноги и вновь примется за дело с прежней энергией. Главная идея ее программы: уцепиться за власть или даже укрепиться у руля страны еще на долгие годы, если Запад не окажет на нее реального давления.

Тем не менее, чересчур полагаться на подобный исход режиму Дамаска все же не стоит: не проходит и ночи, чтобы полковник Каддафи не испытал на себе усиление авиаударов НАТО. Если верить France Soir, диктатор даже готов отказаться от власти, если ему предложат шанс остаться в Джамахирии. Его последнее заявление, то есть отказ от идеи очистить Ливию дом за домом, было сделано отнюдь не вчера.

Старый хозяин Триполи растерял остатки боевого духа в день смерти своего сына Сейфа аль-Араба и трех внуков. «Мы все не вечны», - предупреждал его Реджеп Тайип Эрдоган. Президенту Йемена, который предпочел участие в гражданской войне церемонии подписания плана Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, и его сирийскому коллеге, который отказался от политического пути в пользу репрессий, также стоит хорошо подумать над этими словами.

Вспомните о произошедших не так давно в далеком Кот-д’Ивуаре событиях. Абиджанский «пекарь», который пытался по-своему раздуть тлеющие угли гражданской войны, сегодня оказался в руках местного правосудия, хотя исключать возможность президентского помилования также нельзя. Так может однажды и Али Салех проснется утром и увидит иностранных коммандос у изголовья своей президентской кровати? 

Сценарий выглядит маловероятным с учетом того, что Запад неустанно твердит всем, кто еще готов ему верить, что решение о демократизации могут принимать лишь сами народы. Но если вспомнить о числе коалиционных операций в Ливии и недавней отправке в театр боевых действий французских «Тигров», можно сделать вывод о том, что либерализация является также и военным делом, которое определяет право на защиту мирного населения.

Хотя Россия и до сих пор отказывается говорить по поводу перспективы прекращения огня в Джамахирии (Сергей Лавров получил жесткий ответ от ливийской оппозиции), может быть, она все же решится присоединиться к Западу в критике Сирии? После Ирака и Ливии и перед лицом агонизирующего арабского советизма экономические интересы начинают играть все более важную роль для Москвы…